Элизабет Шнуг

ТЕУН МАРЕЗ О РАЗЛИЧИИ МЕЖДУ ПОДЛИННЫМ ЗНАНИЕМ И ШАМАНИЗМОМ

В результате массового уничтожения испанскими конкистадорами священных текстов, равно как и обычных исторических свидетельств, таких как кодексы, осталось немного доказательств подлинного развития цивилизации и передовой природы самых ранних культур.

В таком случае едва ли стоит удивляться тому, что понятие «толтек» у многих людей ассоциируется с магическими практиками и шаманизмом. Последующие работы Карлоса Кастанеды и его последователей также не изменили ситуации. Однако внимательное прочтение книг Кастанеды раскрывает, что его учитель, дон Хуан, всегда ясно и непреклонно утверждал, что колдовство/шаманизм не совместимы с путем, ведущим женщину или мужчину к тому, чтобы стать человеком знания.

В «Огне изнутри» дон Хуан описывает некоторые моменты ранней толтекской истории: «За много веков до того, как в Мексику пришли испанцы, – сказал он, – здесь жили необыкновенные люди – толтеки–видящие. Они были способны на непостижимые действия. Они были последним звеном в цепи знания, протянувшейся сквозь тысячелетия».

«Толтекские видящие были воистину необыкновенными людьми, — могущественными колдунами, мрачными преследователями, разгадавшими тайны и владеющими тайным знанием, которое они использовали для влияния на людей и превращения их в жертву путем фиксации осознания своих жертв на всем, что изберут».

— Но ты же не считаешь себя колдуном, дон Хуан, не так ли? – спросил я.
— Нет, не считаю, – ответил он. Я – воин, который видит. Фактически все мы «лос нуэвос видентес» – новые видящие. А древние видящие были колдунами.
— Обычный человек, – продолжал дон Хуан, – воспринимает колдовство как нечто скорее отрицательное, тем не менее, оно его привлекает. Поэтому когда ты находился в состоянии нормального осознания, я поддерживал в тебе отношение к нам как колдунам. Так рекомендуется поступать, чтобы пробуждать интерес. Но быть колдунами для нас все равно, что загнать себя в тупик».

Далее дон Хуан подробно останавливается на том, кто такие старые и новые видящие:

«Эти завоеватели, – продолжал он, – захватили мир толтеков, они присвоили себе все, но они так никогда и не научились видеть.
— Почему ты полагаешь, они не научились видению? – спросил я.
— Потому что они копировали толтекскую практику вслепую, не обладая внутренним знанием, которым владели толтеки. До сих пор по всей Мексике встречается множество магов — последователей тех завоевателей. Они следуют по пути толтеков, но понятия не имеют ни о том, что сами делают, ни о том, о чем говорят, поскольку не являются видящими.
— Кто были эти завоеватели, дон Хуан?
— Индейцы других племен, — ответил он. – К тому времени, когда здесь появились испанцы, с момента исчезновения старых видящих прошли столетия. Но уже возникло новое поколение видящих – видящие нового цикла».

Далее в своей книге Кастанеда подробнее раскрывает тот факт, что в действительности его не учили магии, и то, что разговоры о колдовстве были не более чем виртуозной уловкой для привлечения его внимания:

«Именно в своем учении для левой стороны дон Хуан изложил то, что он, дон Хенаро и их компаньоны делали со мной и кем они были на самом деле. Они обучали меня вовсе не колдовству, а тому, как овладеть тремя аспектами древнего знания, которым они владели: осознанием, искусством сталкинга и намерением. И они не были колдунами, они были видящими. А дон Хуан был не только видящий, но и нагваль».

Затем дон Хуан объясняет Кастанеде одну из причин, по которой магия, в действительности, всегда ведет в никуда: «Он подчеркнул еще раз, что древние видящие сосредоточили свои усилия исключительно на развитии тысяч сложнейших ритуалов колдовства. Он добавил, что они так никогда и не смогли понять, что все их замысловатые приемы, такие же причудливые, как и они сами, были не более чем средствами нарушить фиксацию точки сборки и заставить ее перемещаться.

Я попросил его объяснить то, что он сказал.
— Я уже говорил тебе, что колдовство – это тупик, — сказал он. – Я имел в виду, что магические практики лишены собственной ценности. Они имеют косвенное значение, поскольку их реальная функция – сдвигать точку сборки посредством выведения ее из-под контроля первого внимания.

В «Сказках о силе» Кастанеда ясно дает понять, что он знал, что колдовские ритуалы не ведут к свободе. Потому что Дон Хуан в этой книге раскрывает: «После того, как многие поколения магов использовали растения силы, они научились отдавать себе отчет в своем взгляде на мир во всем, что происходит с ними. Я бы сказал, что маги, используя свою волю, добились расширения своего взгляда на мир. Мой учитель и мой бенефактор были ярчайшими примерами этого. Они были людьми огромной силы, но не были людьми знания. Они так и не разорвали границ своего огромного мира и поэтому никогда не достигли целостности самих себя. Хотя они и знали об этом. Не то, чтобы они сбились с пути, претендуя на что-то выше своих возможностей; они знали, что они шагнули мимо лодки и что только в момент их смерти вся загадка полностью будет раскрыта им. Магия дала им только мимолетный взгляд, но не реальное средство для достижения целостности самого себя.

В «Отдельной реальности» дон Хуан излагает такую эпитафию: «Быть магом – это ужасный груз, – сказал он убежденным тоном. – Я говорил тебе, что намного лучше научиться «видеть». Человек, который «видит», – это все; в сравнении с ним маг – жалкий мальчишка».

Оригинал на английском языке находится на сайте www.renascentlegacy.com

Комментарии

К данной статье еще нет комментариев. Оставьте комментарий первым.

Оставить комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

 

вверх | на главную