Элизабет Шнуг

Дед Марез Теун — интервью с Михаилом Капыриным

— В интернет есть конференция — там не только я — есть несколько русских ребят, мы пишем Теуну Марезу, рассказываем о жизни, а он нам говорит, какие мы идиоты.

 

— И тут недавно был ритрит?

— Ритрит проходит 2 раза в году, и совсем недавно был в Южной Африке. Там я был в первый раз, а вообще на ритрите — в третий. И пингвинов видел. И Теуна Мареза.

— Когда был ритрит?

— В конце сентября 2002 года. А предыдущий был в апреле 2002 года в Англии.

— Сколько дней ты там был?

— 7 дней. 5 из них мы проводили ритрит — сидели и активно общались. И Теун Марез с нами разговаривал.

— Расскажи об этих 5-ти днях. Только не надо — «я приехал в аэропорт, меня поразил Кейптаун…»

— Да, совершенно правильно, и Теун об этом говорит. Ему начинаешь рассказывать что-нибудь про жизнь, а он говорит: «Вот этого — не надо! Давай про суть, и почему ты такой».

— Ты нам не про себя рассказывай, почему ты такой, а про этот объект под названием «ритрит».

— Это очень мощная штука.

Теун Марез.
Рисунок известной московской дзенской художницы Натальи Ченджейбл.

Теун Марез стирает личную историю, и в природе нет ни одного его достоверного фотоизображения. Поэтому художнику приходится брать информацию прямо из космоса.

— Я никогда не был на ритрите в Южной Африке, не видел Теуна Мареза. Но это не важно. Важно, что Теун Марез — молодец.

— Ну, я бы не сказал так, это сомнительно утверждение. Он очень мощный учитель, то есть ритрит с таким человеком — это само по себе…

— А почему он не молодец — пьет, курит?

— Да, пьет и курит. Говорит, что это нормально, что человек должен испытать все радости жизни.

— А ты считаешь, что он не молодец, поэтому и не пьешь, и не куришь?

— Я не стал бы говорить, что он молодец, потому что как я могу судить? Он не молодец и он не немолодец, это дао.

— А Теун Марез?

— Теун Марез — это Теун Марез, это такое явление. Я даже не могу сказать, что это человек.

— Ага, то есть он больше, чем молодец?

— Да.

— И что было на ритрите?

— На ритрите было как обычно — работа над собой.

— Не мог бы ты начать с первого дна ритрита и описать нам картинку?

— Выглядит это очень прозаично: люди садятся в круг и начинают рассказывать. И, рассказывая, пытаются понять, почему жизнь такая, почему так происходит, почему такие отношения между людьми.

— А Теун Марез?

— А Теун Марез этим дирижирует. Он предлагает кому-то подсказать, почему у человека проблемы, может сам что-то сказать, может задать направление.

— То есть, ничего особенного?

— Он дирижер вот этой всей штуки, это очень особенно, потому что так дирижировать надо уметь. Это большой оркестр, 50 человек, и он очень четко ведет их всех по… по их сознанию. Вдруг внезапно перед тобой открываются какие-то узоры твоей жизни. Понимаешь, почему у тебя такие привычки, как ты такой уродился, как такой появился. И зачем ты родился. Цель этого последнего ритрита была, как раз, понять, зачем ты родился, что ты думал, когда собирался родиться.

— И что ты там понял? И перед тем, как ответить на этот вопрос, опиши обстановку вокруг.

— Там безумно красиво, весна была, как раз. Всюду цветы, тепло, солнце. Горы там очень красивые, океан. Там два океана.

— Далеко от вас?

— Нет. Сначала мы были в Кейптауне, это портовый город. Ездили, видели китов.

— Жарко?

— Градусов 25.

— А цвет какой основной?

— Зеленый, ярко-зеленый. Голубое небо и красно-желтые скалы. Очень красиво. И растения там совершенно безумные, они относятся к отдельному королевству растений — докембрийские растения.

— Ты уверен, что докембрийские? Потому что это тогда сине-зеленые водоросли…

— Ну, слово было в музее какое-то такое написано. Явно до палеолита.

— Так это же разница в 800 миллионов лет!

— Ну, не знаю, но они все очень странные. Смотришь на растения — таких никогда не видел, и все они подряд неправильные. У них нет стебля в нашем понимании, нет листьев в нашем понимании, и они не кактусы. Очень красиво, и ритрит у нас был на винной ферме. Меня очень увлекла вся эта красота, потому что поднимает, и видишь красоту более пронзительно, чем обычно.

— А где вы собирались?

— Это был зал, мы собирались на винной ферме… Там вино делают очень хорошее, в Южной Африке.

— То есть, вы прямо на винзаводе!…

— Да я же говорю, надо получать все удовольствия от жизни, и Теун понимает, как это делать. Собирались в зале, сидели на стульчиках и разговаривали. В окно было видно горы, небо, красиво очень.

— А сколько билет стоил на самолет?

— Через турецкие авиалинии билет стоил 800 долларов туда и обратно.

— А сколько человек там было?

— 50 человек из разных стран — Англия, Америка, Швейцария, Россия. Русских было пятеро. Это достаточно стабильная группа уже. Кто-то выпадает, кто-то появляется, но уже есть структура, которая выполняет какую-то свою цель.

— Что значит «свою цель»?

— Это довольно сложно объяснить, но цель именно в том, чтобы была эта группа. Потому что она создает среду, в которой происходит изменение сознания людей, которые в нее входят. Все, что происходит вокруг — ты же понимаешь, что все связано, и если с кем-то из этих людей что-то происходит, то от него идут волны вокруг, задевая все большее и большее количество людей. Цель именно вот в этом.

— А в чем особенность группы именно Теуна Мареза?

— В том, что она базируется на учении толтеков, так, как его излагает Теун Марез. Есть много трактовок, есть много линий нагвалей, и есть некоторые вариации, есть разные цели, вообще, у толтеков. Есть Путь свободы, есть Путь великого приключения. У Теуна есть определенный взгляд на то, как надо жить, каким путем движется человечество, какие у него испытания, и что людям предстоит сделать, чтобы перейти в следующий уровень — «человек сознательный».

— Сколько ему лет?

— Где-то больше 50-ти.

— А тебе?

— Мне 41.

— Опиши, пожалуйста, его внешность.

— Мужчина среднего роста, с небольшим животиком, лысый. Такой симпатичный дедушка вполне, с добрыми очень глазами. Мудрость сквозит, улыбка.

— Во что он одевается?

— Очень простая южноафриканская одежда, почти всегда спортивные ботинки.

— Негров много?

— Негров в Южной Африке много, но их почти не видно.

А в группе?

— В группе один, но он из Англии. Из Южной Африки все белые.

— Во сколько начинались беседы?

— Начинали всегда очень точно в 8.30, и заканчивали в 17.30. Требования к расписанию очень строгие, за опоздания били больно по голове.

— Чем?

— Словами.

— Матом прямо?

— Нет, есть слова, которые, не используя непозволительную лексику, очень чувствительны для самолюбия.

— Погода была хорошая?

— Хорошая. Ветер сильный, солнце.

— А с гор какой-нибудь туман спускался?

— Да. Туман был, закаты безумно красивые.

— А климат влажный?

— Нет, сухой. Там же они сейчас вырубают деревья. Голландцы 200 лет назад завезли деревья — там раньше не было деревьев вообще. Деревья эти расплодились, и они, в отличие от местной флоры, пьют очень много воды, и местная флора стала загибаться, потому что ей не хватает. И вырубают эти деревья красивые, чтобы сохранить вот эти местные псевдокактусы.

— С описанием закончили, переходим от внешнего мира к внутреннему. Что ты понял, что тебе это дало? Какие основные мысли у тебя это все вызвало, какие темы обсуждались, что запомнилось из того, что сказал Марез?

— Основная цель у ритрита была понять, как я докатился до жизни такой, почему я такой.

— Это твоя цель?

— Нет это вообще цель ритрита была, для каждого человека такая задача. Понять, почему ты оказался именно в таком состоянии как сейчас, как ты такой воспитался, и что тебе делать с собой дальше. И как это делать. Потому что есть всего лишь два полюса — эгоизм и включенность в жизнь. И тебе надо найти себя на этой шкале и понять, куда тебе двигаться, и какими методами. Это все довольно общие слова, но вообще это очень близко к жизни.

— Что ты называешь эгоизмом?

— Эгоизм — это замкнутость на себя.

— Но разве замкнутость на себя не является двигателем включенности в так называемую жизнь? Это разве два полюса?

— Это два полюса одного и того же. Но путь от человеческого существа к Будде, он лежит через то, чтобы включить в себя весь мир. Включаешь в себя все больше и больше, и, в конце концов, ты перестаешь быть «я», становишься всем. Примерно так.

— А почему ты говоришь «примерно так»? Я уверен, Теун Марез не очень любит слово «примерно» и всячески высмеивает тех, кто его употребляет.

— Совершенно правильно. Он очень строг к словам. Есть основные принципы, такие как честность, честь, уважение, которые лежат в фундаменте и без них никуда. И если ты стремишься быть полностью честным с самим собой, то тебе надо избавляться от обещаний, от допущений, то есть стремиться к абсолюту, каждым словом, каждой мыслью. Естественно, в этом случае слова «как бы», «казалось бы» совершенно не подходят. У Теуна Мареза одно из любимых выражений, что мы — это продукты нашей речи. Как ты говоришь — такой ты и есть.

— Это хорошая, точная частная модель.

— Он жестко требует, чтобы на форуме не было ошибок, чтобы писали все с уважением, правильные обращения, правильное завершение, и чтобы оно было максимально близко к тому, что ты чувствуешь. И вот 5 дней мы сидели и разговаривали о том, как я жил в детстве, что это мне дало, какие передо мной выставило испытания, как меня сформировало, как в процессе жизни эти испытания приходили ко мне вновь и вновь, как я их отказывался принимать или решать.

— А почему ты себя называешь плохим учеником?

— Я собой не доволен, недоволен тем, как я учусь у Теуна Мареза.

— А все остальные довольны, и значит, они хорошие ученики?

— Я не могу за других говорить, я говорю за себя.

— Ты видел, есть там хорошие ученики?

— Да.

— И они довольны собой?

— Нет.

— Если они недовольны и они хорошие, и ты недоволен и ты плохой, то причина плохости не в том, что недоволен — все недовольны, — а в чем-то другом. Так почему ты плохой ученик?

— Я недоволен своим прогрессом.

— Хорошие тоже недовольны…

— Но я-то смотрю со своей стороны на них.

— А-а-а… То есть они смотрят на себя, думают, что они плохие, смотрят на тебя и думают, что ты хороший!

— Ну, где-то да.

— То есть вы друг другу, получается, пускаете пыль в глаза?

— Примерно так.

— А Теун Марез, как он это все выдерживает?

— Плачет иногда. Иногда ругается, иногда просто видно, как его корежит от нас.

— Для него это тоже тренинг?

— Для него это испытание по полной программе.

— Но он не бросает?

— Нет. Пока мы занимаемся. Правда, никто не знает, когда будет последний день. Он никогда не говорил, что «я буду всегда». Он говорит: «пока я в этом вижу свою цель и это делаю». Поэтому кто успеет, тот успеет, а кто не успел, тот опоздал. Я еще себя чувствую плохим учеником, потому что я не всегда чувствую это — что в любое время это может закончиться, и я не успел. Завершение работы с Теуном — это как бы маленькая смерть, а я — не всегда помню, что она рядом. Что вот я завтра приду, открою почту, а мне скажут — все, больше нет ничего. А я не готов еще, я не сделал то, что хотел сделать, у меня есть планы. Мне надо сделать это, избавиться вот от этой своей черты, или не избавиться, а трансформировать ее во что-то другое. Я об этом помню, но я это не делаю.

— А в жизни?

— В жизни — также. Это же отражение, все одно и то же. Мы все ходим со своим набором недостаточков, больших или маленьких, и все думаем «вот надо это исправить, то исправить». А думать не надо — надо, просто, брать и исправлять. Как увидел — бери да исправляй, в тот же момент. Но это же сложно, это же родные недостатки, любимые. Ты их всю жизнь взращивал, лелеял, они отражают твою личность. Как же ты без них? Ты будешь кем-нибудь другим.

— То есть в этом смысле вы, ученики Теуна Мареза, все понимаете?

— Я думаю, что практически все все понимают. Но шаг к действию делают совсем не все. И, как раз, Теун Марез рассказывает, как от понимания перейти к действию. Потому что, ну хорошо, ты понял, что боишься брать ответственность. Замечательно. А как ее брать на себя, если всю жизнь отказывался от нее? Что надо для этого сделать конкретно и практически? Вот у тебя возникает момент, тебе предложили ответственность, у тебя в голове начинает что-то происходить, у тебя есть выбор — либо взять, либо не взять. Каким образом принять решение, чтобы взять ответственность. Потому что твоим естественным ходом будет «не взять». Твой ум уже так запрограммирован, твоя стандартная оболочка — «ответственности я боюсь, я не хочу, лучше я спокойненько вот сюда в сторону». Что надо сделать с собой, какие чувства надо испытать, найти в себе и взлелеять, чтобы в этот момент взять на себя ответственность, победить свой привычный страх и пойти по другой колее?

— А что такое «какие чувства в себе взлелеять»? Это о чем речь?

— Это о том, что ты не можешь опираться на ум, для того чтобы бороться с умом. Или для того чтобы его дрессировать, чтобы им владеть.

— А на что?

— Есть еще сердце. У каждого человека есть сердце.

— Это понятно. Вот ты все понимаешь. Какие чувства у тебя должны быть, как ты их должен взлелеять, для того, чтобы приступить к действию? Что имеется в виду? Какие чувства?

— Для того, чтобы мужчина приступил к действию, ему надо взять на себя ответственность, за то, что он мужчина.

— Это хорошо. Это ты выучил. Ты мне скажи, как ты представляешь, какие такие эмоции, чувства, что-то такое кроме ума, ты должен в себе взлелеять, чтобы начать действовать?

— Надо позволить себе злость. Нормальную злость для того, чтобы понять, что несет тебе это испытание. Не злость «против чего-то», а злость «для того, чтобы».

— И что сделает эта злость, что она подтолкнет?

— Она тебе даст ясность.

— Отлично, ты будешь понимать еще лучше. Дальше что?

— Дай учебник посмотрю (смех). В общем, я могу сказать, что есть технология. Она заключается в определенном пути. У толтеков на каждое действие, каждую технику есть направление — север, юг, восток, запад…

— Основное заблуждение заключается в том, что действие (принятие решения) и подготовку к действию (подготовку к принятию решения) принимают за одно и то же, а это — разное. Поясню. Настоящее решение всегда обозначает начало действия. Так вот, действие, которое начинается с принятия решения и подготовка принятия решения — они лежат в разных сферах. Подготовка принятия решения, несмотря на то, что она заканчивается принятием решения, и само принятие решения — это совершенно разные вещи из разных миров. Подготовка принятия решения — это информационная работа. Там могут быть задействованы ум, чувства, злость. Но это подготовка принятия решения. Она лежит в «мире информационном» — такого или иного способа обработки информации. А принятие решения, которое и есть действие, начало действия, оно лежит в «мире воли». Вас Теун Марез никогда не учил, что такое Магия Воли?

— Учил конечно.

— Он употреблял слова «Магия Воли»?

— Нет.

— Ну, а слово «намерение»?

— Конечно. Это базовый термин.

— А магичность в связи с намерением?

— Конечно.

— Вот я тебе на другом языке скажу. Существует Магия Воли. Ладно. Я это обозначу лишь… Потому что сейчас ты рассказываешь. Не я.

— Да. Это все классно. Дело в том, что мы все знаем слово «намерение», каждый по-своему. Но вот что это, пощупать это сложно. Потому что есть желание. Это просто — «я хочу». Но что такое «намерение»? Есть много очень понятий и слов. То есть смысл того что такое «намерение» очень сложно впихнуть в слова. Ты можешь сказать, что желание — это «я хочу цель», а намерение — это «я строю дорогу к цели», но это опять слова, которые не дадут правильно ощутить магичность этого.

— Пока человек не поймет, что такое Магия Воли, он все время будет находиться в информационном мире. Должен быть перескок.

— Я прекрасно понимаю, о чем ты говоришь, что, действительно, ты по-другому должен это делать — принимать решения по-другому, чем готовиться к их принятию. Это вообще разные части сознания работают, если вообще там сознание работает. Оно может спускаться оттуда вообще само, решение. Если ты его чувствуешь, поймал — ты пошел вместе с линией, которую тебе рисует судьба. Не поймал — ты пошел с тем, как ты видишь свою судьбу. Такие вопросы, их действительно очень сложно обсуждать словами. Это как понять, в чем твоя судьба и куда тебе надо двигаться. Понять это, находясь внутри своей жизни, безумно сложно, потому что цель ставилась до рождения, и будет анализ после окончания жизни. И для того, чтобы правильно ее пройти от той точки к этой, не блуждая, а максимально эффективно…

— До тех пор, пока основная цель не будет понята, действие не наступит никогда?

— Нет. Дело в том, что каждое маленькое действие приводит к еще одному шагу в сторону понимания. Понять полностью ты не сможешь. Это есть такая штучка — твои возможности. Ты родился, у тебя — чем дальше, тем больше возможностей. Но потом, ближе к концу жизни, у тебя эти возможности кончаются, потому что тебя хоть тушкой, хоть живьем, тебя заставят сделать то, что тебе надо по судьбе сделать, хочешь ты этого или не хочешь, но жизнь заставит тебя. Другое дело, понимаешь ли ты, куда тебя, вообще, все события твоей жизни влекут или не понимаешь? Большинство людей очень сомневаются по этому поводу. У них есть какой-то идеал. Например, чтоб в старости было, кому воду принести. А жизнь всю жизнь подталкивает его к совершенно другому развитию, чтобы он сам кому-то воду носил, например. И перейти от этого своего образа, от того, как ты видишь свою судьбу, к тому, что тебе кто-то подсказывает, как тебе жить, принять это руководство сверху — это очень сложно. И при всем этом, принимая это руководство, надо остаться «я». Самим тем, кто принимает решения, имеет волю. И не сдаться полностью, ну скажем в «я не сам делаю, мне все говорят, я лишь инструмент».

 

Беседовал Клейн

Пятое измерение
номер #10 за 2003г.

Источник

Комментарии

К данной статье еще нет комментариев. Оставьте комментарий первым.

Оставить комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

 

вверх | на главную