Элизабет Шнуг

ЖАЛОСТЬ
Сергей З., Нижний Новгород

Обычно первой привычной реакцией была агрессивная защита. Чуть погодя, когда я понимал, что происходит, и приходил в себя, уже бывало поздно предпринимать что-либо кардинальное и приходилось ждать, пока утихнут страсти. В ситуацию включались все домашние, вспоминались старые обиды, огорчения, невысказанные слова. Крики, шум… Только спустя 3-4 часа, когда буря стихала, у меня возникала возможность что-то исправить, договориться, объясниться, услышать то, что не мог услышать во время конфликта, и восстановить хорошие отношения.

А бывало — конфликт растягивался на 2-3-4 дня.

Долгое время я пытался поймать момент, когда возникает ощущение разделённости и мы становимся друг другу лютыми врагами. Не мог. Зато я научился во время конфликта отслеживать своё состояние и состояние участников, не выходя при этом из него, обуздывать его и успокаивать. Время между началом конфликта и моментом, когда я замечал, что делаю что-то не то, сокращалось, становясь всё меньше и меньше. И буквально недавно при очередном приступе жалости к себе, умышленно доведя его до абсурда, я осознал, что именно жалость к себе была спусковым крючком в раскручивании напряжённости.

И после этого в очередной конфликтной ситуации я не стал вспоминать прошлые обиды, а, находясь в «здесь и сейчас», разрешил спорный вопрос. Жить стало сразу легче. Наладились отношения с сыном. И теперь, как только червячок жалости начинает подтачивать радостный настрой, я давлю его в зародыше, пока он не превратился в большого зверя, поедающего всех, кого видит и слышит.

Комментарии

К данной статье еще нет комментариев. Оставьте комментарий первым.

Оставить комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

 

вверх | на главную