Элизабет Шнуг

Интервью с толтекским нагалем Тéуном Марезом

Человек знания, лайтбрингер* и друг человечества

(* lightbringer – приносящий свет – прим. пер.)

 

Знакомство

Интервью Элизабет Шнуг

11 мая 2009г.

Видео доступно на YouTube

(Есть русские и английские субтитры.)

 

Тéун Марез – гуманист и писатель, человек знания толтекской традиции – высоко квалифицирован в оказании помощи людям в том, чтобы они помогали себе выстраивать взаимоотношения. Марез обладает обширными знаниями о жизни и о поведении человека, и как автор восьми книг продолжает делиться огромными объёмами учения толтекской традиции.

В этом интервью мы знакомимся с ним в первый раз, тем, кто прежде незаметно нёс свет многим из-за кулис. Ситуация в мире теперь такова, что он решил выступить публично.

 

Часть 1 – Кто мы на самом деле?

 

Элизабет: Тéун Марез, вы известны как человек знания, лайтбринер (англ. lightbringer – приносящий свет. – прим. пер.), друг человечества и как автор шести книг. Не могли бы вы подытожить главную цель вашей текущей работы?

Тéун: Если бы я мог коротко выразить главную цель моей работы, то, пожалуй, это то, о чем я предпочел бы думать как о передаче человечеству его истинного наследия как Человека. Что я имею в виду под истинным наследием? Для меня это в действительности знание человека о самом себе. Другими словами: «Кто мы?». Мы все привыкли думать, что знаем, кто мы. Но кто мы на самом деле? Какова цель наших жизней? Всё лишь для того, чтобы зарабатывать на жизнь, поддерживать семью, видеть, как вырастают дети, и после этого умереть, или же есть более высокая цель наших жизней?

И в третьих – и это для меня является наиболее важным – если я нахожусь на этой планете, если я жив, то наверняка во всём этом должно быть что-то и для меня? И ответ на это я получил на собственном жизненном опыте, – через вопросы: «Чему я могу научиться?», «Каким образом, как человек, я могу действительно расти?» – для меня в этом и заключается то, что я называю наследием Человека. И именно вокруг этого сосредоточена моя работа. Передача человечеству ответов на эти три наиболее фундаментальных вопроса.

Элизабет: Итак, как вы считаете, является ли это вашей целью в этой жизни?

Тéун: Да, это во многом так. И еще потому, что когда я смотрю на людей вокруг, люди – вообще говоря, большинство людей – всегда ищут то, что смогло бы дать им ощущение счастья, ощущение самореализации, – и, тем не менее, они редко это находят. Из собственного опыта я опять же познал то, что хотя люди и знают, что они в процессе поиска, но они на самом деле не знают, что же именно они ищут.

Элизабет: Вы известны как лайтбринер – кто это? Что это означает?

Тéун: Кто есть лайтбринер – это вопрос, на который очень трудно ответить. Я полагаю, в наши дни это слово вызывает так много различных ассоциаций, потому что лайтбринер также известен как бодхисатва. Из-за того как люди понимают восточные религии, этот предмет стал, скажем так, запутанным. Но для меня лайтбринер – это именно то, что выражает это слово, – тот, кто приносит свет. И, если вы подумаете о сказанном мною ранее – о наследии человечества, для меня это означает проливать свет на наше предназначение как человеческих существ в физическом мире. Поэтому на самом деле лайтбринер – это тот, кто проливает свет на тёмные области наших жизней. На те области, которые мы не понимаем.

Элизабет: Вы говорите о вашем собственном жизненном опыте. Как вы узнали, что это является вашей ролью, вашей нынешней целью?

Тéун: Элизабет, насколько могу вспомнить, с того времени, когда я ещё был очень маленьким ребенком, – и могу здесь добавить, что рос я один, хотя и имел двух сестер, так как они обе были гораздо старше меня, – пока я рос, я был предоставлен самому себе, поскольку сперва сестры были в школе-интернате, а потом, когда я стал старше, они уже были замужем и покинули дом. Так что мой смысл жизни… Могу добавить также, что мой отец был золотодобытчиком, то есть мы на самом деле жили среди дикой природы. Так что в действительности у меня не было друзей, с которыми я мог бы поиграть. И – особенно в первые годы моего детства – я рос в основном в окружении лишь диких животных, птиц и случалось кто-нибудь ВРЕМЯ ОТ ВРЕМЕНИ приезжал к нам в гости.

Поэтому с малых лет, играя на природе, я приобрел опыт, который, как мне тогда казалось, должен был быть у каждого. И я испытал почти что шок, когда я впервые пошел в школу и начал общаться с другими людьми. Поскольку прежде всего я осознал то, что другие дети не думали так же, как я, и что они не относились к жизни так же, как я. Сперва я начал думать, что, возможно, я не прав, что, возможно, я заблуждаюсь и что, может быть, дело в том, что я рос в одиночестве и был один слишком долго. Но постепенно я начал взаимодействовать с людьми всё более уверенно и осознал: «Нет, это вовсе не факт, что я не прав», т.к. зачастую, когда я выражал то, как я отношусь к разным вещам, или какой у меня связанный с ними опыт, люди с удивлением замечали: «Вот это да, где ты этому научился?»

Так с возрастом я начал заглядывать немного глубже и начал осознавать, что в действительности мы все разные, люди – разные, и каждый человек по-своему думает о жизни. Говоря здесь о жизни, я имею в виду наш повседневный опыт. Я также осознал, что люди ещё и оценивают по-разному свой опыт.

А когда я достаточно повзрослел и начал понимать такие концепции как восприятие, я начал осознавать, что на самом деле – это всё о восприятии. Другими словами, как люди реагируют на происходящее в их жизни или как они откликаются, – как они оценивают свою жизнь. И ещё раз я бы хотел подчеркнуть – по отношению к своему повседневному опыту. Как люди воспринимают, что они думают и что чувствуют, а следовательно, как они или откликаются – или же реагируют. Это в действительности то, с чего я начал. Поэтому, когда я говорю о своем опыте, да, он действительно был столь основательным. Это было обучение с самого раннего возраста тому, что такое восприятие, и тому, как восприятие в действительности влияет на всё наше физическое существование.

Элизабет: Могли бы вы описать себя, как учителя?

Тéун: Учитель – это очень громкое слово. Что в действительности означает преподавать? Конечно, в работе, которую я делаю, мне приходится давать большое количество наставлений людям. Люди приходят ко мне со всевозможными вопросами, со всевозможными проблемами, и я даю им наставления. Но на самом деле, разве это преподавание? Для меня преподавание – то, как я понимаю преподавание, – это когда я усаживаю вас и говорю: «Смотрите, это то, как жизнь работает, а это то, что вы должны делать, а вот то, что вы не должны делать». Для меня – вот это преподавание. Но я не вижу себя как учителя в этом смысле. Я скорее предпочитаю видеть себя как друга – друга человечества. Или если хотите, как проводника.

 

Часть 2 – Проводник в сравнении с Учителем

 

Элизабет: Что означает тогда выражение, что когда ученик готов, учитель появится? Что это означает в контексте того, о чем вы только что говорили?

Тéун: Я не думаю, что мы должны воспринимать слово «учитель» буквально. Вы знаете, в жизни нам приходится говорить, нам приходится использовать слова, и в целях ясности, если посмотреть на то, что вы сейчас произнесли: «Когда ученик готов, учитель появится». Это на самом деле вопрос, потому что мы должны использовать слово, и должны делать это точно. И так мы говорим об учителе. Но для меня это на самом деле означает, что когда мы находимся в активном поиске и у нас есть глубокое стремление находить ответы о жизни, которые мы ищем, какими бы эти ответы ни были, и у разных людей действительно разные вопросы, поэтому их ответы на них также будут разными. Но если у нас есть это глубокое стремление учиться и если это стремление в конечном счете для нас становится актом выживания – я предпочитаю думать об этом как об акте выживания, – другими словами, если я не найду ответы, которые я ищу, моя жизнь станет пустой и бессмысленной, – если мы и правда достигли такой точки, когда чувствуем, что просто ДОЛЖНЫ найти для себя ответы, которые мы ищем, то тогда неизбежно мы встречаем того, или даже натыкаемся на того, в нашей жизни, кто действительно в состоянии помочь нам найти ответы. И опять же, я подчеркиваю: «Помочь нам найти», я не говорю: «Научить нас».

Элизабет: Был ли у вас самого кто-то, кто помог вам, когда такие вопросы были наиболее значимы для вас?

Тéун: Нет. Мне действительно… Я обнаружил лишь значительно позже, что мне действительно сильно помогли, когда я был молод, – и с большой твёрдостью, должен добавить. Но тогда я еще не искал ответов по-настоящему. К моменту, когда я действительно начал их искать, я обнаружил себя в полном одиночестве, так что, я думаю, по многим причинам, и чтобы стало возможным делать то, чем я занимаюсь сейчас, мне пришлось научиться заглядывать глубоко внутрь себя и находить там ответы, которые я реально ищу.

Похоже, что вы дали мне здесь возможность рассмотреть ваш вопрос об учителе также с другого угла зрения.

Мне не нравится слово «учитель», потому что с моей точки зрения «учитель» порождает чувство зависимости. То есть без своего учителя ты можешь почувствовать себя просто потерянным. Почувствовав себя потерянным, просто идешь к своему учителю, задаешь вопрос, и – опа-на – вот и ответ!

Но тот, кто является просто проводником, настоящим проводником, или как я говорю – настоящим другом, – тот не станет давать вам своей правды, скорее он подведет вас к тому, чтобы вы нашли свою собственную правду.

Так что если отвечать на ваш вопрос более прямо, будь у меня, когда я серьёзно искал ответы, если вам так больше нравиться – учитель, я бы никогда не научился тому, как заглядывать глубоко внутрь себя и находить там ответы, которые мы ищем. И поэтому сделав это сам и для себя, я научился, как теперь вести других людей к тому, чтобы они также могли заглядывать вглубь себя и находить свою собственную правду.

Элизабет: Один из наиболее значимых вопросов, которым мы все, или же не все, но достаточно многие, задаёмся, когда занимаемся нашими поисками, изысканиями, этой самой правды, – о реинкарнации. Вы в это верите?

Тéун: Абсолютно. Абсолютно. Просто невозможно смотреть на жизнь столь зашоренным образом, чтобы говорить: «Я могу узнать ВСЁ не только о себе, но и обо всей жизни за 70 с чем-то лет». Это совершенно невозможно. И потому, хотя я и не учу настоятельно о реинкарнации – я сейчас вернусь к этому моменту – хотя я не учу настоятельно о реинкарнации, но если спросить, верю ли я в неё, я скажу твердо: «Да!». Потому что нам необходимо жизнь за жизнью, жизнь за жизнью учиться, хотя бы для того, чтобы познать своё «я», не говоря уж обо всей жизни.

Давайте теперь вернемся к тому, почему я сказал, что не люблю учить доктрине о реинкарнации. Это опять же потому, что у людей сегодня присутствуют настолько искаженные представления о том, что на самом деле означает реинкарнация, что они неизменно видят в ней повод для бегства от жизни. В смысле: «Ну что же, не получается в этой жизни – определенно получится в следующий раз»! Или еще ХУЖЕ: «В следующей жизни у меня есть ШАНС всё исправить»! И конечно, это полностью уничтожает смысл того, что значит быть живым, а также то, что я сказал раннее об акте выживания. Действительно, если речь идет об акте выживания, ваше намерение нацелено на то, чтобы идти навстречу жизненным вызовам, учиться в текущем моменте, зная, что жизнь очень коротка и что закончится она очень быстро.

Другая вещь, связанная с реинкарнацией, которую люди не осознают, – в момент рождения происходит полное затмение сознания. Другими словами, мы приходим в эту жизнь, не помня ничего ни о наших предыдущих жизнях, ни о том, чему мы научились. Поэтому мы в буквальном смысле начинаем с чистого листа. Так что заблуждение по поводу того, что в следующей жизни вы начнете прямо оттуда, где натворили дел в этой жизни, честно говоря, оказывает людям дурную службу. Поэтому я говорю, что не люблю учить доктрине о реинкарнации. Но если меня спросят, верю ли я в неё и поддерживаю ли я её, я скажу: «Абсолютно».

Элизабет: Не потому ли мы часто путаемся в таких словах как судьба и предназначение из-за непонимания вопроса о разных жизнях? Или в чём разница между судьбой и предназначением?

Тéун: Да я бы не сказал, что мы путаемся из-за вопросов, связанных с реинкарнацией. Но верно то, что многие люди не понимают разницы между судьбой и предназначением. Судьба – это то, что мы должны исполнить в ЭТОЙ текущей жизни, в то время как предназначение – это то, чему мы должны научиться НА ПРОТЯЖЕНИИ многих, многих жизней.

Попробую несколько прояснить это. Вы и я, и каждое живое существо на планете, мы все – живём. И живем НЕСКАЗАННОЕ количество жизней, в которых мы выявляем истинное знание о себе и о том, каким образом это «я» является частью жизни. Это… Это совокупное обучение – если позволите, от начала до конца, от начала текущего проявления (вселенной – прим. пер.) до его конца – это называется предназначением. И это предназначение уникально для каждого индивидуума. Судьба же, с другой стороны, это та малая часть нашего предназначения, которую мы исполняем в каждой из следующих одна за другой жизней.

Элизабет: Возможно ли тогда, что вы находились на пути лайтбринера прежде? Что-то из этого вы бы могли вспомнить?

Тéун: Ну, мы не можем вспоминать в деталях наши предыдущие жизни, но мы можем достичь такой точки в нашем обучении, когда мы начинаем вспоминать знания, полученные в предыдущих жизнях.

Проявляется это в том, что мы находим в себе определенные склонности, – например, способности к чему-то, чего мы никогда не изучали в этой жизни. Это, например, довольно часто происходит в случае с музыкой. Так, некоторые дети вырастают, вообще никогда не обучаясь музыке в своей жизни, и вдруг однажды они просто берут в руки инструмент и практически сразу начинают играть на нём. Это верный признак того, что в предыдущих жизнях они научились играть именно на этом инструменте, и при этом весьма хорошо. Это то, что я называю естественной склонностью, пример того, что я называю естественной склонностью. И именно так мы можем начать собирать воедино то знание, которое мы в действительности получили в предыдущих жизнях.

Вы спросили меня, был ли я лайтбринером до этого. Отвечу: «Нет! [смеётся] Никогда прежде. Это довольно ново для меня в этой жизни». Когда я говорю, что довольно ново в этой жизни, – я впервые обнаружил себя на пути лайтбринера наверно около 10 лет назад. С тех пор это по сути был процесс обучения адаптированию того знания, которое у меня уже было, к подходу, который мы называем лайтбринером. Поэтому это не совсем другое знание, так как, в конечном счете, есть лишь Единая Истина. Но это то, как мы подходим к этой истине, и что создает отличие, скажем, между человеком знания в сравнении с лайтбринером.

 

Часть 3 – Что означает «толтек»?

 

Элизабет: В этой довольно новой роли, в которой вы себя обнаружили, что из той работы, что вы делаете, радует ваше сердце больше всего?

Тéун: Элизабет, я полагаю, больше всего всегда радует мое сердце, когда я могу служить людям. Или, другими словами, когда люди приходят ко мне с определенной проблемой, с которой им трудно справиться, или с определенным вопросом, которым они задаются уже долгое время и который, как они чувствуют, несёт в себе огромную значимость, но, как им кажется, они не могут на него ответить. Когда я могу помочь таким людям найти ответы или достичь ясности, которой они ищут, я всегда чувствую, что я послужил, или что это служение людям. И это то, что радует мое сердце больше всего, – возможность помочь людям помочь себе.

Элизабет: Это и есть цель Храма Мира, который вы недавно создали?

Тéун: Это действительно так. Это действительно так. По сути, Храм Мира, вся концепция, стоящая за этим, – помочь людям найти ответы, которые они ищут, чтобы их жизни могли наполниться миром и чувством самореализации.

Элизабет: В книгах, которые вы написали, вы передали наследие толтекской традиции миру. Что означает «толтек»? Что именно это означает?

Тéун: «Толтек» – очень древнее слово, и в буквальном смысле оно означает «мужчина или женщина знания». И это на самом деле просто означает – мужчина или женщина знания.

Элизабет: А знание в этом контексте, как бы вы его тогда описали?

Тéун: Точно так же, как я сделал это ранее, – знание своего «я» и знание жизни. Потому что мы должны помнить, что нет различия между собой и жизнью. Мы живём, или, если хотите, мы есть жизнь, т.е. мы едины с жизнью. Поэтому, когда мы говорим о знании себя в сравнении со знанием жизни, это по сути одно и то же – «я» представляет собой микрокосмос, жизнь представляет собой макрокосмос. И конечно, микрокосмос и макрокосмос едины.

Элизабет: Все ли толтеки в таком случае одинаковы? Те люди, которые представляют себя как толтеков, все ли они одинаковы, и одинаков ли у них подход?

Тéун: Живя в сегодняшнем мире, довольно сложно ответить на этот вопрос, не наступая на чьи-нибудь мозоли! Есть многие сегодня, кто провозглашает себя толтеками, но толтеками воистину они не являются. Они не являются мужчинами или женщинами знания. Это люди, которые смешали то, что можно назвать центрально-американской культурой и традициями, возникшими из центрально-­американской культуры, с тем, что является толтекским.

Это весьма прискорбно, что при тех знаниях, что у человечества есть сейчас, слово толтек стало ассоциироваться с центрально-американской культурой. Сейчас нам нет нужды погружаться в причины, потому что это весьма долгая и запутанная история, к тому же технического плана. Но по некоторой причине, то, где слово толтек ЗАСЕЛО в памяти человечества, связано с центрально­-американской культурой. Так многое, что сегодня называется толтекским, на самом деле не должно так называться, а должно называться центрально-американским. И из-за этого вышло много путаницы.

Элизабет: Тогда что же является истинным учением толтеков? Это религия? Это система верований?

Тéун: Элизабет, толтекское знание не является религией. И я хочу быть весьма решительным в этом вопросе – это не религия. Но я скоро вернусь к этому моменту и дам более подробные разъяснения.

Когда я говорю, что это не религия, я имею в виду, что быть толтеком, или обучаться учению толтеков, означает следовать Единой Истине – Единому Знанию, если хотите. Это значит искать знание о себе и о жизни. Вот это то, что означает следовать, если хотите, Пути Толтека.

Почему я только что говорил, что это не религия, – так это потому, что религия сегодня стала настолько же неправильно понимаемой как и слово толтек. То, что сегодня люди считают религией, по праву должно называться церковностью. Церковность и религия не есть одно и то же. Церковность – это следование учениям церкви, в то время как религия подразумевает взгляд в прошлое и погружение внутрь себя с целью понять корни того, что мы представляем из себя как человеческие существа, или, если хотите, сыны Бога. На самом деле что означает, в отличие от того, что церковь предпочитает нам говорить! Или что означает с позиций, с которых церковь предпочитает нас учить!

Элизабет: Как учение толтеков может помочь нам практически, в повседневной жизни?

Тéун: Элизабет, польза от учения толтеков для человечества ОГРОМНА. Фактически, мы говорили ранее о наследии человечества. Я один из тех людей, кто с убежденностью видит, что учение толтеков – ЭТО наследие человечества. Наследие в том смысле, что оно обладает ВСЕМ, что связано со знанием как себя, так и жизни. В этом отношении, учение толтеков сегодня, хотя оно всё ещё очень малоизвестно и очень мало осознано, в действительности принадлежит каждому мужчине и каждой женщине на этой планете. Это их наследие.

Элизабет: Вы хотите сказать, что учение толтеков не ново для этой планеты?

Тéун: Это зависит от того, что подразумевается под НОВЫМ для этой планеты. Вы должны понимать, что человек гораздо старше, чем эта планета. Человек существовал во вселенной ДО того, как мы пришли на эту планету. Но если мы не хотим уходить так далеко в историю, давайте поговорим лишь об этой планете.

В действительности учение толтеков, как мы понимаем его сегодня, стало развиваться на этой планете со времен, когда у человека вновь появилась искра ума и когда он индивидуализировался. Под словом «индивидуализировался» я понимаю то, что он начал думать о себе как об индивидууме и видеть себя как индивидуума, который обладает способностью думать и быть творцом своего предназначения.

Так что мы можем, простоты ради, сузить учения толтеков и сказать, что с тех пор, как человек стал думающим существом, мы собирали те знания, которые сегодня даются под знаменем учения толтеков.

Элизабет: Как тогда оно отличается от любого другого пути, этот Путь Толтека или учение толтеков?

Тéун: По сути, никак не отличается, потому что мы должны осознавать, что все пути ведут в Рим. В конце концов, есть только Единая Жизнь, и соответственно может быть только Единая Истина. И, следовательно, хотя может быть множество различных подходов, или, как вы говорите, путей, если путь истинный – истинный в том смысле, что он отражает правду жизни и он воистину о знаниях себя и жизни, – то тогда нет никакой разницы между учением толтеков и любой другой из, если хотите, великих религий этого мира.

Элизабет: То есть, вы хотите сказать, что если я захочу приехать к вам в Храм Мира, то будет совершенно неважно, христианка я, мусульманка, еврейка или индуистка или принадлежу к какой-то другой вере или религии?

Тéун: Совершенно верно. Фактически, мне всегда доставляет большое удовольствие разговаривать с людьми, и иметь возможность взаимодействовать с людьми, приходящим с самым разных направлений жизни. Потому что для меня это так же становиться поучительным уроком. В связи с этим, так сказать, в этом конкретном случае вы спросили меня о религии, и я всегда считаю весьма познавательным поговорить с кем-то, кто, возможно, принадлежит к религии, с которой я не ТАК знаком. И поэтому, для меня всегда очень увлекательно проследить, и увидеть, где я могу найти ту же самую истину и потом помочь этому человеку увидеть, правда увидеть, – что это та же самая истина, что это Единая Жизнь, о которой мы говорим. Хотя подходы могут быть и очень разными, и люди используют разные названия для разных вещей, и разные слова – чтобы выразить одно и то же.

 

Часть 4 – Мои юные годы

 

Элизабет: Каков тогда подход воина – это ведь еще один термин, называющий того, кто подходит к жизни по-толтекски?

Тéун: Да, это стало традицией или, по крайней мере, всегда было традицией, что люди, которые следуют учению толтеков, зовутся воинами, и отсюда же происходит Путь Воина. Но на самом деле мы говорим не о воине в армии – о воине духа. Другими словами, это тот, кто действительно сражается за получение знания, истинного знания – а не просто информации – истинного знания о себе, будь это мужчина или женщина; и именно его мы называем воином. В итоге, Путь Воина, который стал ассоциироваться – и действительно стал частью – с тем, что мы называем толтекским подходом.

Элизабет: Мы часто слышим упоминание о Пути с Сердцем. Как это связано с жизнью воина? Если мы говорим о сердце и о воине вместе?

Тéун: Как я только что сказал, воин – это не военнослужащий. Если можно просто… Возможно, я зайду с другой стороны, прежде чем отвечать на ваш вопрос. Вы должны осознать, что как человеческие существа мы действуем на двух принципиальных способностях. У нас есть то, что называется думающим, рациональным принципом, то есть ум, а также у нас есть чувствующий, интуитивный принцип, который мы называем сердцем.

На Пути Воина, или же в учении толтеков, нас обучают обоим принципам, потому что фактически оба принципа составляют нашу целостность – целостность самого себя. Подход ума, или же рациональный, думающий принцип, мы называем правой стороной; а чувствующую, интуитивную, сторону мы называем левой стороной, или сердцем. Но когда мы ссылаемся на Путь с Сердцем, то это потому, что это есть конечная цель. Мы не можем быть только думающими, рациональными существами, мы также должны чувствовать, и мы также должны быть способны постигать жизнь ИНТУИТИВНО. Таким образом, начальная цель на Пути Воина – это подвести ученика к пониманию того, как думающий принцип, ум, в действительности работает и как он может быть поставлен на службу настоящей цели нашего пребывания на этой планете. Как только это достигнуто, становится относительно легко начать понимать то, что в действительности есть чувствующий, интуитивный подход.

Возможно, это будет иметь больше смысла для вас, если мы посмотрим на сегодняшнюю ситуацию в мире. Если посмотреть, например, на научное сообщество, или даже на медицинское сообщество, то вообще говоря, чувства и интуиция там рассматриваются с пренебрежением, потому что они считаются полной чепухой и витанием в облаках. Но это великая трагедия, потому что наши чувства, наша интуитивная сторона – хотя она ИРРАЦИОНАЛЬНА, и, следовательно, очень трудно поддается объяснению – на самом деле является нашей истинной сущностью. Это то, что ДЕЙСТВИТЕЛЬНО превращает наши жизни: либо в нечто такое, что имеет большое значение, либо в пустой интеллектуальный процесс.

И именно поэтому я сказал, что на Пути Воина ученик обучается переходить от ума к сердцу. И в конечном итоге, всё есть сердце, как только мы узнаем, как работать с тем, что мы называем иррациональным. И, следовательно, – Путь с Сердцем.

Элизабет: Вы рассказали нам о периоде из вашего детства. Где вы родились? Где выросли?

Тéун: Я родился в Зимбабве. Как я говорил, мой отец был золотодобытчиком. Когда я говорю золотодобытчик – я имею в виду тех, кого тогда называли «малый рабочий». Другими словами, он не был работником одной из больших шахт – он работал на себя. Он в буквальном смысле добывал золото сам.

Поэтому я в основном рос, и я об этом уже говорил, в диких местах, потому что шахт с золотом посреди города, конечно же, не бывает!

Элизабет: Так в… в поисках Пути с Сердцем, в вашем собственном поиске золота, когда вы впервые услышали о слове «толтек», если жили в диких местах? Как это пришло к вам?

Тéун: Боже мой! Мне уже было около 25-ти, когда я впервые столкнулся со словом «толтек», и полагаю, в то время я был совершенно очарован, а также сбит с толку этим словом, поскольку я никогда не слышал о толтеках до того.

Фактически впервые я встретился с этим словом в первой книге доктора Карлоса Кастанеды. Я впервые прочёл о… На самом деле слово «толтек» там не упоминается явно, но конечно «воин» и Путь Воина упоминаются, но мне невероятно понравилось то, чему благодетель (бенефактор – прим. пер.), или, если хотите, его учитель – но я всё же предпочитаю называть его благодетелем – чему благодетель его учил. Потому что Хуан… это было его имя Хуан Матус – кстати, это не было его настоящим именем, но так Карлос называл его в книгах. Но слова Хуана Карлосу звучали настолько верно для меня, вот почему я сказал, что был совершенно захвачен и очарован, и мне просто необходимо было узнать больше. Мне просто необходимо было узнать, ПОЧЕМУ эти слова звучали так верно для меня. И с этого момента я, по сути, начал своё исследование в плане: «Что такое этот Путь Воина? И что в действительности означает быть толтеком?»

Элизабет: Как вы нашли эту книгу? Упала ли она вам на голову в книжном магазине?

Тéун: [смеётся] Почти! Почти. Это произошло, когда я находился в туре по Европе в 1977 году – это, собственно говоря, был учебный тур. Я переезжал из города в город по Европе и Англии, а также по США и Канаде, обучаясь в различных университетах и разнообразных учебных заведениях. Но во время летнего перерыва я и мой друг, с которым я путешествовал, остановились у его родственницы в Швейцарии, у неё был горнолыжный коттедж где-то в Альпах. И она пригласила нас провести там с ними выходные. Было лето, и, конечно, снега не было. И так как она и мой друг были родственниками, они всё время проводили, сидя за столом и БЕЗ ПЕРЕБОЯ сплетничая, ну вы знаете, о том, что и как с их остальными родственниками.

И я правда, я чувствовал себя совершенно вне игры и без дела. Я заметил, что у нее там была очень миленькая книжная полка. В общем, я попросил разрешения почитать какую-нибудь книгу. Кажется, первая или вторая книга из тех, что я снял с полки, и оказалась первой книгой Карлоса Кастанеды. Я понятия не имел, о чем она, но все равно начал читать, а уже после нескольких страниц оказался полностью поглощен чтением. Было жаль, что там же не нашлось продолжения.

Элизабет: И как то, что вы нашли эту книгу и это учение, повлияло на вашу жизнь впоследствии?

Тéун: Ну, это на самом деле был достаточно поразительный опыт. Короче говоря, когда тот год закончился, я вернулся в Кейптаун, где жил и работал тогда. Но к тому моменту я СОВЕРШЕННО ТОЧНО знал, что достиг в своей жизни определенной точки – того, что я называю актом выживания. Мне очень, очень нужен был ответ: зачем вся моя жизнь. Что я должен делать в этой жизни?

Могу добавить, что на той стадии – к тому времени, когда я поехал за границу, – я уже достиг значительного карьерного успеха. И что касается работы – я на самом деле мог просто брать и выбирать, чем хочу зарабатывать на жизнь, так как достиг того, что в глазах большинства людей выглядит как успех.

 

Часть 5 – Восстановление памяти

 

Но ничто тогда не приносило мне чувства удовлетворения, вообще ничто, потому что были вопросы, которые ЖГЛИ изнутри: «Я не верю, что я на этой планете для того, чтобы работать, зарабатывать деньги, иметь дом, машину, друзей, жить общественной жизнью».

Даже в социальной жизни я был очень успешным. Огромное количество людей я считал друзьями, и они также считали меня другом, но я ненавидел это, я начал всё больше и больше ненавидеть все те вечеринки, бесконечные ужины, на которые я ходил, и дела, потому что это всё казалось таким бессмысленным. И разговоры людей тоже казались бессмысленными. Так что я ОТЧАЯННО пытался найти в своей жизни НАСТОЯЩИЙ СМЫСЛ.

Так фактически это было одной из причин, из-за которых я срежиссировал или почему организовал себе поездку за границу, тот учебный годовой тур, потому что надеялся на чудо, что как-то, если только выберусь и проезжу с год, я, возможно, наткнусь на ответы, которые ищу.

Я не наткнулся на ответы НАПРЯМУЮ – кроме того, что нашел книгу, о которой мы только что говорили, и которая определенно оказала на меня огромное влияние. Но весьма странно другое, что также начало происходить, когда я был за границей, хотя при этом не знал, что это такое было: у меня начали появляться спонтанные воспоминания о знании, полученном в предыдущих жизнях. К сожалению, поскольку у меня НЕ БЫЛО НАСТОЯЩЕГО знания о том, что происходило в то время, я на полном серьезе думал, что схожу с ума! [смеётся!]

Элизабет: Разве это не было хорошо, учитывая то, что вы рассказали об уме?

Тéун: Да, вероятно! [дружный смех] Но на той стадии, когда мне было всего около 25-ти, я действительно чувствовал, что становлюсь безумным! Короче говоря, так или иначе, я прошел через всё это, и это оказало глубокое влияние на меня, я нашел книгу Карлоса Кастанеды, которая также оказала на меня сильное воздействие; и потом я вернулся в Кейптаун, и теперь я знал, что чтобы вернуться к прежнему, мне опять нужно браться за карьеру, снова зарабатывать на жизнь, купить другую машину, найти себе дом, делать всё то, что делают обычные люди, но я больше не мог вкладывать в это сердце. Я всё время думал: «Чёрт! Мне нужно, мне нужно найти смысл во всём этом. Если я не смогу найти смысл, тогда зачем всё это? Моя жизнь может с таким же успехом закончиться прямо сейчас».

Так или иначе, однажды утром, после того как я проснулся, у меня возникло очень СИЛЬНОЕ чувство, что нужно поехать в Кейптаун и пройтись по книжным магазинам. Рационально я объяснил это себе так, что я смогу найти книгу, которая, возможно, укажет мне правильное направление – даже если она не даст мне ответы, которые я искал, возможно, она просто укажет нужное направление.

В общем, так я и сделал. У меня всё ещё не было машины, так как всё ещё не было работы, и, соответственно, денег тоже не было. В общем, я сел в электричку, вышел в Кейптауне и начал заходить во все книжные магазины, про которые только мог вспомнить. И я… Я правда … Я ходил кругами много часов, заходя из одного магазина в другой, но ничего не бросалось в глаза, или, как вы выразились – ни одна книга не упала мне на голову! Совершенно ничего не взывало ко мне – я потратил массу времени в этих магазинах.

В конце концов, чувствуя себя весьма угнетённо, я оказался бредущим по одной из мало известных в то время улиц Кейптауна. Другими словами – это не было… Это было вне традиционной торговой части города. И там располагался в основном мелкий бизнес, и определенно это не была та улица, где можно было ожидать увидеть книжный магазин. Но по какой-то причине я оказался по ней идущим. И вот тогда, ни с того ни с сего, я вдруг обнаружил маленький книжный магазинчик и остановился около него как вкопанный, рассматривая книги на витрине – они мне все казались пленительными, хотя я даже не понимал, о чем половина из них. Только позже я узнал, что на самом деле это был магазин эзотерической литературы, но в то время я даже не знал, что такое эзотерика.

В общем, я вошёл. Я почувствовал такое сильное притяжение, что зашел в этот магазин и просто начал разглядывать книги на полках, не зная, что конкретно мне нужно или что же я надеюсь найти. Но я заметил человека, который определенно был хозяином магазина и который в это время разговаривал с другим покупателем. И я также заметил, что он всё время бросает на меня взгляды. Не зная, с чего это он смотрит на меня, я предположил, что это на случай, если я вдруг собираюсь стащить книгу! [дружный смех!] Поэтому я держал руки у себя за спиной и не трогал никаких книг [смеётся] – просто чтобы меня не вышвырнули из магазина!

Потом покупатель, с которым он говорил, в конце концов ушёл, а этот мужчина подошел ко мне и спросил, нужна ли мне помощь. И тогда я сказал… И тогда я почувствовал себя совершенно по-дурацки и сказал: «Ну, я должен быть с вами честен – я ищу книгу, но я не знаю, что именно я ищу». После чего он стоял и долго смотрел на меня, а затем сказал совсем странную вещь. Он сказал: «Я думаю…» – и я прошу прощения за мой французский, но я скажу это как было: «Я думаю, что ты должен притаскивать свою задницу ко мне каждое воскресное утро». [дружный смех] Я понятия не имел, с чего он это взял! Я был в полном ступоре от того, что абсолютно чужой человек велел мне притаскивать свою задницу к нему каждое воскресенье утром! Я спросил: «ЗАЧЕМ?» А он ответил: «Мы будем восстанавливать твою память». Я говорю: «Прошу прощения?» А он: «Мы будем восстанавливать твою память». Я говорю: «Память о ЧЁМ?», а он: «Как быть толтеком». Я говорю: «Быть КЕМ?» [смеётся!]

Я ничего не понял. Потому что, как я вам сказал, хоть я и прочитал первую книгу Карлоса Кастанеды, это там не упоминалось. Насколько я помню тот факт, там не было толтеков. И, определенно, тем утром, когда я был в том книжном магазине, я совершенно не уловил, что означало слово «толтек». И я спросил у него: «Что такое толтек?» На что он ответил: «Приходи сюда в воскресенье утром, и мы начнем работать».

В общем, казалось бы, это было и всё, так что я покинул магазин, изумляясь всему произошедшему. А потом подумал, что, вероятно, это опять был один из тех моментов, когда я начинал сходить с ума! Так или иначе, я не чувствовал себя безумным, но совершенно не мог разобраться в происходящем. Тем не менее что-то тянуло меня, и я оказался там опять в воскресенье утром, как мы и договорились, и затем он начал работать со мной над тем, что обычно называется восстановлением памяти. Вот и всё! Вся история!

Элизабет: Большинство в возрасте 20-ти с лишним лет всё ещё вели бы себя как бессмертные – тратили бы время на вечеринки и все те вещи, что вы упоминали ранее. Поэтому может показаться, что ваш возраст тогда был весьма ранним для того, чтобы задаваться столь глубокими вопросами. Не обнаружили ли вы, оглядываясь назад, что ваша мать или отец обладали толтекскими знаниями или влиянием?

Тéун: [смеётся] Полагаю, что я так рано начал поиски, потому что я был полнейшей оторвой! [смеётся] К 25-ти я уже сделал всё то, что большинство людей всё ещё пытаются сделать! [смеётся] А если серьёзно, оба мои родителя были набожными христианами и совершенно точно посчитали бы всё, что не относится к христианской церкви, происками дьявола. Так что, с этой стороны ничего не было.

Однако хочу добавить, что, хотя я не знал этого в то время, но я понял это, после того как я вновь нашел учение толтеков и после того как моя собственная память была восстановлена, что моя мать была прирожденной ви́дящей. Прирожденной – а по другому – она явно не обучалась ви́дению в этой жизни. Я говорил ранее о врожденных склонностях – так вот, у моей матери в этой жизни была естественная склонность к ВИ́ДЕНИЮ. Так у неё часто были очень точные виде́ния о том, что происходило, но никто об этом не говорил или же не раскрывал, или же о том, что должно было произойти. Другими словами – о чем-то из будущего. Однако я помню, что ещё ребенком был глубоко раздосадован всем этим, потому что когда бы у неё ни случалось спонтанное виде́ние, она, РЫДАЯ, брала Библию и начинала судорожно молиться! Т.к. она была убеждена в том, что это её посещал дьявол. [смеётся]

 

Часть 6 – Ви́дение

 

Элизабет: Как бы вы описали ви́дение?

Тéун: Ви́дение нетрудно описать с точки зрения ви́дящего, но невероятно трудно объяснить кому-то, кто не видит. Буквально, что происходит во время ви́дения – это прямое и моментальное знание о том, что в действительности происходит. Если вы видите человека, то это полное отождествление с этим человеком – в том смысле, что в тот миг, когда вы видите, что с ним – вы буквально на это мгновение становитесь этим человеком. Другими словами, мысли того человека, его чувства, эмоции и всё остальное в момент видения – как будто бы ваши.

Элизабет: Входило ли это в ту часть вашего обучения, когда вы начали восстанавливать память?

Тéун: Это так. Я не обладал этим в детстве, у меня тогда не было способности к ви́дению. Я был очень чувствительным и я был очень интуитивным, но у меня нет сколько-нибудь сознательных воспоминаний  о способности видеть в детстве. Но когда я начал восстанавливать свою память, тогда я начал видеть.

Элизабет: И тогда, в возрасте 20-ти с лишним, ваша жизнь, наверняка, изменилась кардинально. Начали ли вы воспринимать вещи по-другому просто в повседневной жизни?

Тéун: Да, Элизабет, изменения были АСТРОНОМИЧЕСКИМИ. В буквальном смысле, в то время у меня было такое чувство, что моя жизнь перевернулась с ног на голову. Настолько сильным это было, что я обнаружил, что больше не могу относиться к жизни так, как прежде. И это привело к опустошительным последствиям в моей жизни. Например, я вдруг обнаружил, что лишился всех друзей. Потому что все люди – многие из тех, кто считал себя моими друзьями до этого момента, – сами обнаружили, что я изменился настолько кардинально и настолько глубоко, что не раз говорили мне: «Что это с тобой? Ты не тот человек, которого мы знали».

Как по мне – я чувствовал, что становился всё более честным (настоящим). Но, честно говоря, это расстроило их так сильно, что, как я сказал, в течение следующих восьми месяцев у меня не осталось никаких друзей, вообще. До тех пор, конечно, пока я не научился, используя свой новый опыт, как строить новые взаимоотношения и новую дружбу. Но вообще я вам доложу – это оказало огромное воздействие, это было астрономическое влияние на мою жизнь. Всё кардинально изменилось, начиная с того момента.

Элизабет: Это тот момент, было ли это тогда, когда вам была передана роль, или титул, нагаля, или же это пришло к вам как часть процесса восстановления вашей памяти?

Тéун: Да. Термин «нагаль»…

Элизабет: Что это? Что он означает?

Тéун: Термин «нагаль» в буквальном смысле означает «дух». Но тут нужны пояснения, потому что, опять же, это легко можно понять неправильно. Сказанное не значит, что некое физическое существо – как я, например, – является ТЕМ САМЫМ духом человека. Скорее речь идет о человеке-нагале – так сказать точнее, чем просто сказать «нагаль»; человек-нагаль самой своей сущностью, всей своей природой, он чётко отражает, очень чётко отражает – больше чем кто-либо другой, кто не является нагалем – саму сущность того, что значит воистину быть духом. И при этом мы должны помнить, что дух есть во всех нас. Он наше истинное «я». Это «я», которое развивает свою осознанность от одного воплощения к другому на протяжении всего предназначения. Он и есть наше истинное «я» – дух – и он в каждом из нас.

Так тот, кто является человеком-нагалем – это человек, который ОТРАЖАЕТ для нас наиболее ЯСНО то, ГДЕ каждый из нас находится на пути развития нашей собственной осознанности. Это истинное значение нагаля. Опять же, это слово, которое из-за центрально-американских влияний оказалось ЧУДОВИЩНО искажено – я полагаю, что некоторые люди сейчас даже зовут нагалей святыми! [дружный смех] Но это только подчеркивает искажение того, кем нагаль является в действительности.

Элизабет: Как я вас поняла, вы сказали, что, будучи далеко не святым, человек-нагаль – это человек, который наилучшим образом отражает для нас то, где именно наш дух находится в определенный момент времени. Права ли я в таком определении нагаля?

Тéун: [смеётся] Да, несомненно. Потому что вы должны осознавать, что у нас не можем быть пробелов в знании, поэтому мы должны пройти через разнообразнейшие виды опыта, вот поэтому для меня термин «святой» звучит скорее забавно! [дружный смех!]

Элизабет: Как вы обнаружили, что такова будет ваша роль в этой жизни?

Тéун: Это в действительности пришло как результат восстановления моей памяти.

Элизабет: И что это значило для вас – обнаружить, что такова ваша роль? Вы ведь все ещё были сравнительно молоды, в смысле возраста, не так ли?

Тéун: О, да! По правде сказать, честно, я был в ужасе. Я не мог представить, как я вообще смогу выполнить эту роль. Особенно – когда я стал восстанавливать всё большую и большую часть своей памяти и начал понимать всё лучше и лучше, в каком состоянии реально находится человечество. Поэтому, к сожалению, или, возможно, к счастью, я не являюсь одним из тех, кто считает, что быть нагалем – это значит быть чарующе привлекательным, или быть ещё и святым, сидя в каком-нибудь безопасном месте и говорить людям: «Мир, братья!»

Для меня быть нагалем означает в буквальном смысле закатать рукава и заняться очень тяжелой работой: помогать людям разбираться с их жизненными проблемами.

Но когда моя память была восстановлена и я начал видеть, ГДЕ находится человечество, для меня было шоком осознать, что при нынешнем состоянии человечества ДЕЙСТВИТЕЛЬНО помочь людям ЗНАЧИМЫМ образом, а под значимым образом я имею в виду – ПРАВДА быть в состоянии изменить их жизнь, – это реально огромный вызов. Потому я и сказал, что чем лучше я начинал видеть, какой же это вызов, тем в больший ужас я приходил.

Так что я был очень далек от восторга по поводу идеи, что я нагаль, – мне эта идея, честно говоря, не нравилась вообще! [смеётся]

Элизабет: С этой ролью приходит огромная ответственность.

Тéун: Абсолютно точно.

Элизабет: Как ваши родители, ваше детство, ваша карьера до того момента – как это всё подготовило вас к такой роли? И подготовило ли?

Тéун: Да, Элизабет, очень сильно. Я свою карьеру начал в театре. Стал даже профессиональным танцором, танцором балета. Я изучил испанские танцы, а также народные танцы, или как они более известны – национальные танцы, что повлекло за собой и танцы Европы, Восточной Европы, а также России.

И правда, мой опыт в театре был совершенно невероятным опытом. Я пришёл в театр, потому что меня всегда привлекало театральное искусство. Я полагаю, это искусство всегда влекло меня опять же не столько благодаря ОЧАРОВАНИЮ сцены, но как прекрасная возможность выйти на сцену и полностью отдать себя зрителям. И хотя есть многие, многие исполнители, которые становятся исполнителями, потому что им нравится быть в центре внимания, если хотите, им нравятся аплодисменты, и цветы, и всё, что приходит после этого, но для меня это было не так. Для меня это было удивительной честью – очень высокой, быть способным полностью выразить себя, а также в этом самовыражении быть способным коснуться сердец людей, передать им часть того, что я воспринимаю как красоту жизни – и вот это на самом деле притягивало меня.

Так что в этом отношении мои годы в театре были прекрасной подготовкой для работы, которую я сейчас веду.

 

Часть 7 – Нагаль в сравнении с лайтбрингером

 

Но я полагаю, что моим величайшим приобретением от работы в театре было знание о том, что у нас есть только один шанс. Когда занавес поднят, и вы на сцене, вы можете загубить то, что должны были сделать, а можете провести блистательное выступление. Ведь это не как в кино, когда можно просто вырезать, и режиссер скажет: «второй дубль», «третий», «четвертый», – до тех пор, пока вы не сделаете всё правильно. На настоящей сцене у вас есть только один шанс, и этот шанс единственный.

Другими словами, в самом начале работы в театре – и это было до того как я восстановил свою память, до того как я узнал о толтеках – один принцип жизни, который я научился понимать очень хорошо: у нас есть один единственный шанс, и мы либо загубим его или же вложимся в него целиком. Является ли это нашим ЛУЧШИМ представлением, которое мы когда-либо давали или нет – мы отдаем ему ВСЁ, что у нас есть, оставляя зрителю быть судьей. И для меня это было сильной поддержкой на протяжении многих лет в той работе, которую я сейчас делаю. Потому что, опять же, то, как я вижу себя, то, как я вижу всех нас, – у нас есть только ОДИН шанс в жизни.

После того как я оставил театр, я перешел в образование, и это было опять же в основном по театральному искусству. Я преподавал театральное искусство, главным образом классический танец, в школах Южной Африки. И это, конечно же, дало мне опыт преподавания, если хотите, но опять же, для меня обучение не было главным образом ПРЕПОДАВАНИЕМ ПРОГРАММЫ, или ПРЕПОДАВАНИЕМ технических элементов, хотя это и является неотъемлемой частью. Но та часть, которая доставляла мне наибольшее УДОВОЛЬСТВИЕ, – это возможность ВЕСТИ моих учеников к пониманию САМИХ СЕБЯ, и того как они ВЫРАЖАЮТ себя посредством танца. Это был чрезвычайно полезно, я научился очень многому, потому что многие из моих детей, моих учеников, на самом деле были трудными детьми. Те, кого доктора и психиатры рекомендовали родителям отправить на уроки классического танца, чтобы дисциплина могла там им помочь. Так, мои ученики на самом деле были разношёрстной командой из разных мест – просто людьми. Но независимо от того эти люди – вели они себя вполне нормально, были ли послушными в своей социальной среде, или же эти дети были совершенно взбунтовавшимися и распущенными, – для меня было честью вести всех их к более глубокому пониманию самих себя, и тому, как им вписаться в окружающую их жизнь.

А потом я ушел на должность школьного инспектора, где мне приходилось заниматься подготовкой молодых учителей, что также доставляло мне большое удовольствие. И опять же, обращаясь к этим молодым учителям, я говорил: «Смотрите, вы уже получили образование в педагогических колледжах и т.п. о том, как надо учить, но сейчас – я собираюсь научить вас тому, как работать с людьми.» И мне это доставляло огромное удовольствие, также, как и учителям, с которыми я работал, им это также доставляло большое удовольствие.

В целом, весь мой предыдущий опыт работы оказал огромное воздействие и огромное влияние на то, как я подхожу к тому, что делаю в настоящее время.

Элизабет: Если вы узнали о вашей роли нагаля в то время, когда вы всё ещё работали в школе, и это, как вы сказали, ужасало вас, то каким образом вы смогли осуществить тот переход от мира формального обучения к принятию вашей роли нагаля, если она вас ужасала?

Тéун: [смеётся] Да, это ужасало меня, поэтому я просто думал, что смогу прятаться в Департаменте Образования бесконечно долго. Но сила разобралась с этим за меня. Когда я уже считал, что создал себе положение в Департаменте Образования, где я мог прятаться бесконечно и избежать своей судьбы нагаля, вся политическая ситуация в Южной Африке изменилась. И, по правде говоря, я вдруг обнаружил, что у меня нет работы! [дружный смех!]

Элизабет: Что… Оставив тогда Департамент Образования, как вы положили начало своей роли нагаля?

Тéун: Ну после того как я оставил Департамент Образования, я знал, что неизбежный момент настал, но я всё ещё ждал подходящего подтверждения, что это действительно было верное время, чтобы приступить к действиям. Таким образом, хоть я и знал, что время пришло, мне всё ещё надо было узнать точный момент, прежде чем начать действовать. И ещё мне нужно было подтверждение, что если я приступаю, то как это сделать наилучшим образом. И это случилось, когда я в течение короткого времени помогал своему другу с его бизнесом, – т.к. к тому времени у меня также было довольно много опыта в бизнесе, в качестве предпринимателя, и это было среди всего остального, что я делал, время от времени, – в то время, когда я был занят помощью в постановки его бизнеса на ноги, мне начало становиться ясно, как на самом деле я должен подойти к этому.

Поэтому вскоре после того как я почувствовал, что мне не нужно было больше ему помогать, я решил написать статью, которую я затем опубликовал в довольно известном тогда в Южной Африке эзотерическом журнале. Это, в действительности, была просто статья о толтеках и их целях в этом сегодняшнем мире. И посредством этого я собрал свой первый отряд воинов.

Элизабет: Что, в таком случае, было вашей целью как нагаля в этой жизни? Была ли у вас специфическая задача в этой жизни?

Тéун: На это, пожалуй, трудно ответить, потому что как мы с вами говорили до этого, когда вы спросили меня, кто такой нагаль, и я ответил, что нагаль – это на самом деле тот, кто отражает для нас наиболее точно, где именно мы находимся в процессе эволюции. Так что, в связи с этим, цель каждого нагаля одна и та же. И, в действительности, для меня суть этого никогда не менялась. Это – приводить людей к пониманию того, где они находятся на пути своего собственного роста, если хотите.

Элизабет: Как тогда это отличается от роли лайтбринера? Какова разница между нагалем и лайтбринером?

Тéун: Элизабет, в сущности реальной разницы нет. Есть только Единая Жизнь, и есть только Единая Истина, следовательно, единственная настоящая разница между толтекским нагалем, или, более правильно – и давайте будем говорить в современных терминах – человеком знания, – единственная разница между человеком знания и лайтбринером заключается в подходе.

Как я упоминал ранее, мы, человеческие существа, обладаем ДВУМЯ основными способностями. Одну мы называем думающим принципом, и мысленным принципом, а другую мы называем интуитивным принципом, который называем принципом сердца. Так человек знания выбирает путь наименьшего сопротивления, другими словами, это БОЛЕЕ ЛЁГКИЙ подход, но я не говорю, что человек знания вообще выбирает лёгкий подход потому, что он обязательно ЛУЧШЕ, или потому что он обязательно ПРОЩЕ, – а когда я говорю «более лёгкий», я имею в виду, что он более легко усваивается учеником.

Так, человек знания выбирает такой подход, при котором он в первую очередь обращается к думающему принципу ученика. И тогда, когда думающий принцип был изменен должным образом, чтобы ОТКРЫТО воспринимать реальность вместо того, чтобы избегать её во всевозможных фантазиях, самообмане и т.д., – когда это достигнуто, другими словами, когда ученик был приведён к ясному и объективному мышлению, тогда шаг за шагом его знакомят с тем, что можно назвать подходом сердца, который является интуитивным, чувствующим подходом. Который, в действительности, гораздо более труден в постижении для ученика, т.к. будучи противоположенным думающему принципу, который является очень рациональным и, в действительности, полностью логическим, принцип сердца является иррациональным, потому что он интуитивный. И поэтому, его гораздо труднее постичь.

ЛАЙТБРИНЕР же, с другой стороны, действует НАПРЯМУЮ через сердце, обращается к сердцу. Трудность здесь заключается в том, что ученик не всегда ПОНИМАЕТ того, что преподноситься ему в этот момент. Но это не беспокоит лайтбринера, потому что если он знает, если он чувствует, и может ощутить, что он коснулся обучаемого или ученика на уровне сердца, то он знает, что ПОНИМАНИЕ со временем ПРИДЁТ.

 

Часть 8 – 1995: Стук духа

 

Поэтому, на самом деле, разницу в подходе мы можем подытожить, сказав, как я только что упоминал, что человек знания исходит из позиции, что он сначала обращается к уму, а потом ведёт ученика к сердцу; лайтбринер же НАЧИНАЕТ с сердца, и он доверяет ученику, что у того достаточно эмоциональной и умственной зрелости, чтобы самостоятельно следить за совершенствованием своего ума – как взрослый, ответственный взрослый человек.

Элизабет: Было ли что-то специфическое в вашей жизни, что позволило вам осознать, или прийти к осознанию, что ваша роль должна измениться?

Тéун: Не совсем. Я подозревал, что моя судьба раскроется таким образом, что однажды я, возможно, окажусь на пути лайтбринера, но на это не было чёткого указания, я должен честно признаться, и к тому же я никогда особо не думал об этом.

Но я полагаю, что первым, если хотите, положительным признаком в этом отношении, было предписание, которое я получил, и если вспомнить дату, думаю, это было в 1995-м году, когда я получил то предписание. И оно, на самом деле, содержало всё для создания на физическом плане того, что, как мне сказали, станет известным как Храм Мира, и из предписания было ясно, что только лайтбринер сможет выполнить эту задачу. Это было первым чётким указанием для меня, что я окажусь ещё в этой жизни на пути лайтбринера.

Но лишь несколько лет после того как я получил это предписание, мне стало ясно, предельно ясно, что я нахожусь под влиянием колоссального внутреннего изменения. И что медленно, но верно, весь мой подход к учению, а также и к жизни, изменяется, и я обнаруживаю, что всё в большей степени исхожу из позиции лайтбринера. Пока мне не стало совершенно очевидно, что моё предназначение теперь изменилось от человека знания к лайтбринеру.

Элизабет: В ваших книгах вы указываете, что 1995 год был очень значимым годом для человечества.

Тéун: Верно.

Элизабет: Что за значимое изменение произошло в том значимом 1995 году?

Тéун: Мне придется вернуться на шаг назад, чтобы ответить на это. В жизни человека, который ИЩЕТ НАСТОЯЩИЕ ОТВЕТЫ на вопросы своей жизни – и под этим я подразумеваю ЦЕЛЬ нашей жизни на физическом плане, цель физического воплощения, если хотите – то в определенный момент наступает время, когда ВНУТРЕННЕ мы знаем БЕЗ тени сомнения, что наша старая жизнь ОКОНЧАТЕЛЬНО завершена: нет ни малейшей возможности повернуть время вспять, и нет никакой возможности КОГДА-НИБУДЬ вернуться к прежнему образу жизни, и под образом жизни я подразумеваю ВСЁ – о чём бы ни думали – то, как мы ОТНОСИМСЯ к жизни, что мы ДУМАЕМ о жизни, как мы ЧУВСТВУЕМ жизнь, как мы относимся к жизни, – ВСЁ это изменилось, и мы никогда не сможем вернуться назад к тому, как мы жили прежде. Говоря техническим языком, мы называем это СТУК ДУХА. Другими словами, наше истинное «я» делает своё присутствие ощутимым, и мы называем это стуком духа.

Когда стук духа происходит КОЛЛЕКТИВНО для всего человечества как целого, мы называем это Криком Орла. И это то, что произошло в июне 1995 года: Крик Орла прозвучал. Другими словами, Дух Человека сделал свое присутствие ощутимым. И это было СУДЬБОНОСНОЙ переменой в истории человечества, хотя многие люди всё ещё совершенно не сознают, что это произошло. Хотя люди СОЗНАЮТ тот факт, что мир изменяется КОРЕННЫМ ОБРАЗОМ, но они не понимают, ПОЧЕМУ.

Элизабет: Часто можно увидеть, что люди теряют работу или взаимоотношения распадаются с того времени. Возможно ли, что это эффект от того события – что внутренние изменения произошли, но не были отражены внешне?

Тéун: [смеётся] Да, теперь – абсолютно. Но обратите внимание, что люди теряли работу, и взаимоотношения распадались и до 1995-го! [дружный смех]

Но я понимаю, что вы имеете в виду, потому что был сильный рост всего этого с 1995 года, и В ОСОБЕННОСТИ, когда мы входим в текущую мировую рецессию, в которую мы начали входить сейчас. По отношению к ней современные экономисты уже не скрывают, что эта экономическая рецессия, в которую мир сейчас входит, – величайшая экономическая рецессия, которую мир когда-либо знал. И конечно, когда такое случается, все личностные проблемы начинают подниматься на поверхность, и прежде всего это конечно проявляется в наших взаимоотношениях – взаимоотношения ли это дома или отношения на работе – обострения во взаимоотношениях начинают возникать. Что так же не удивительно, поскольку вся жизнь в действительности является ни чем иным как системой взаимоотношений.

Люди обычно думают: это моя жена, я сам, мои дети, моя семья, мои друзья, соседи, и т.д. Но в действительности, дело не в женах и детях, или соседях – это всё о взаимоотношениях.

И когда Крик Орла прозвучал, это технически означало для человечества, что оно было призвано изменить свою жизнь и отношение к жизни целиком самым значимым образом. И конечно, чем больше мы СОПРОТИВЛЯЕМСЯ переменам, тем в большей степени они становятся ВЫНУЖДЕННЫМИ. Поэтому, буквально, то, какие сегодня последствия мы видим, как вы заметили, – они в том, что с каждым днем всё больше и больше людей теряет свою работу – в результате ли увольнения, или же сокращения – и отношения начинают УЖАСНО страдать, поскольку люди принуждаются к изменению.

Элизабет: Тогда в терминах взаимоотношений: развивается ли человечество или же мы идём назад?

Тéун: Элизабет, опять же, на этот вопрос не так легко ответить, потому что люди могут С ЛЕГКОСТЬЮ исказить то, что я собираюсь сейчас сказать. Когда мы говорим об эволюции – эволюции осознанности, очень редко эволюция осознанности продвигается беспрепятственно, когда всё мирно и все счастливы. Причина этого в том, что когда всё идет хорошо, люди счастливы и полностью в согласии с тем, как их жизнь протекает, у них появляется тенденция ЗАСЫПАТЬ, они становятся самодовольными, и они больше не думают о том: «ПОЧЕМУ я здесь?» Зачем им? Жизнь течёт просто прекрасно, так как она есть.

Поэтому зачастую, чтобы эволюция получила УСКОРЕНИЕ, нам нужно пройти через неспокойные и тяжелые времена.

Так что мы можем взглянуть на сегодняшнюю ситуацию в мире, и мы можем сказать, что мы движемся назад, и в определенном смысле это абсолютно верно. Но мы НА САМОМ ДЕЛЕ не движемся назад, в том смысле, что мы сейчас получили громадное УСКОРЕНИЕ, которое у нас когда-либо был за последнее столетие. Вот когда мы ДЕЙСТВИТЕЛЬНО узнаем, что идём назад – это, если получив сейчас такое ускорение, мы будем ПРОДОЛЖАТЬ попадать в ситуации, когда нас увольняют и наши отношения распадаются, – вот тогда мы узнаем, что мы впали в застой. А если и это нам не поможет, даже зная, что мы впали в застой, если это не поможет нам и дела по-прежнему продолжат ухудшаться, – тогда мы точно узнаем, что мы, В САМОМ ДЕЛЕ, прозевали возможность, и, следовательно, движемся назад.

Но я надеюсь, что ещё ДО того как мы начнём двигаться назад, мы всё же проснёмся.

Элизабет: Верите ли вы, таким образом, что это и является величайшим вызовом в данное время для человечества? Необходимость проснуться?

Тéун: Безусловно. Проснуться к РЕАЛЬНОСТИ того, что на самом деле просачивается в наши жизни, к реальности того, что на самом деле ОЗНАЧАЕТ быть живым на физическом плане бытия.

Элизабет: В таком случае, придется ли нам разобраться с прошлым, прежде чем мы сможем добиться настоящего прогресса с движением вперед?

Тéун: С технической точки зрения невозможно добиться НАСТОЯЩЕГО прогресса, в смысле движения вперед, ДО ТЕХ ПОР, пока мы не разберемся с прошлым. Но я также МОГ БЫ добавить, что это не работает так на практике на самом деле. И я поясню, что имею в виду под этим.

Наше прошлое порождено, или, если хотите, СОЗДАНО, определенным ОБРАЗОМ МЫШЛЕНИЯ, которое было у нас в тот момент, или что было у нас в прошлом. Этот образ мышления зависит от того, как мы воспринимаем жизнь, т.е. оно зависит от нашего восприятия.

 

Часть 9 – Важность взаимоотношений

 

Теперь, для того чтобы разобраться с прошлым, нам в первую очередь нужно изменить этот образ мышления, а иначе каким образом мы сможем произвести изменения? Нам нужно полностью изменить наш уровень восприятия – до того, как мы сможем разобраться с прошлым. Если мы не сделаем этого, мы будем просто ВОСПРОИЗВОДИТЬ нашу прошлую глупость. Мы просто будем делать ТОЖЕ самое, что и всегда.

Поэтому, да, технически говоря, мы ПРАВДА должны разобраться с прошлым до того как мы реально сможем продвинуться вперед. Но на ПРАКТИКЕ – на практике нам сперва нужно изменить себя ПО КРАЙНЕЙ МЕРЕ достаточно, чтобы быть способными воспринимать прошлое СОВЕРШЕННО другим образом, чем мы привыкли его воспринимать, ПРЕЖДЕ, чем мы в действительности сможем разобраться с прошлым.

Отвечает ли это на ваш вопрос?

Элизабет: Это то, что обычно называется перевернуться вверх головой?

Тéун: Вполне! [дружный смех]

Элизабет: Вы написали несколько книг, которые относятся к тому, о чем вы только что говорили. В рамках величайшего вызова для человечества, какая книга, по-вашему, имеет наибольшее отношение к тому, где мы сейчас находимся как человечество? С чего было бы хорошо начать?

Тéун: Элизабет, мы только что говорили о взаимоотношениях, и я сказал, что ВСЯ жизнь – это система взаимоотношений. Поэтому я искренне верю в то, что если кто-то является новичком в учении толтеков, то прежде чем беспокоится о чём-то типа: «Что такое быть воином?», «Что означает Путь с Сердцем?», «Что означает Путь Воина?», «Что означает учение толтеков?» – лучше обратиться к тому, что близко, к взаимоотношениям, то есть то, что можно сразу же понять. И в связи с этим, в отношении моих книг, о которых вы говорите, я бы посоветовал любому, кто начинает знакомиться с учением, начать с того, что изначально называлось «Ох уж это счастье», и что сейчас является первой частью тома III. (Оригинальное название “This Darned Elusive Happiness”, сейчас называется “The Journey of Adjustment” – прим. пер.)

Две книги, которые идут за этим, и которые сейчас являются второй и третьей частями в томе III, это книги которые изначально назывались «В поисках мужественности» и «Раскрытие тайны женского начала». (“The Quest for Maleness”, и “Unveil the Mysteries of the Female” – прим. пер.) Эти три книги на самом деле составляют одну трилогию.

«Ох уж это счастье» говорит об отношениях в целом. В то время как «мужская» и «женская» книги повествуют о взаимоотношениях с собой и миром вокруг нас, как мужчины и женщины соответственно.

Элизабет: Мы люди, обладаем тенденцией усложнять свои жизни, поэтому есть ли там простой подход к работе со взаимоотношениям, и к встрече с тем вызовом, который вы обозначаете как «проснуться»?

Тéун: Безусловно, Элизабет. Особенно в книге «Ох уж это счастье», или как она сейчас опубликована – часть первая тома III, – потому что в этой книге я ДЕЙСТВИТЕЛЬНО доходчиво объяснил читателям, если хотите, без уничижения и простым языком, как действительно работают взаимоотношения, чем ЯВЛЯЮТСЯ фундаментальные основы взаимоотношений, и как они могут найти настоящее счастье и самореализацию в своих жизнях; это всё описано в очень простой и легкодоступной манере.

Так я специально избегал технических деталей в этой книге, чтобы сделать её настолько легкой для чтения и понимания, насколько это возможно.

Элизабет: Так что, если я хочу добиться долговременных изменений в своей жизни, говорите ли вы, что взаимоотношения – это ключ? То, что вы говорите, является наиболее важным?

Тéун: Абсолютно, Элизабет. Потому что, в конечном счете, вся жизнь, и всё существование зависят от взаимоотношений. Никто из нас не живет в изоляции от окружающего мира. Всё всегда сводится к взаимоотношениям.

Элизабет: Почему это так важно для вас достучаться до как можно более широкой аудитории, когда это касается взаимоотношений?

Тéун: Элизабет, потому что я чувствую, что это то, в чём заключается ВЕЛИЧАЙШАЯ потребность человечества сегодня. Даже для людей, которые никогда не слышали об учении толтеков, которые никогда не слышали о лайтбринерах, или ещё о чем-то подобном, то, что является наиболее НАСУЩНОЙ НЕОБХОДИМОСТЬЮ в их жизнях, это их взаимоотношения. И в любом случае: это не только взаимоотношения дома, или с их семьёй, с друзьями, но ТАКЖЕ – и это становится ВСЁ БОЛЕЕ и БОЛЕЕ актуальным с каждым днём – взаимоотношения НА РАБОТЕ. Проблемы, окружающие взаимоотношения, а также то, как попытаться НАЛАДИТЬ эти взаимоотношения, стало огромным вопросом в мире, и он становится всё больше с каждым днем. Поэтому я говорю, что чувствую, что это ВЕЛИЧАЙШАЯ потребность человечества – в постижении взаимоотношений, в обучении тому, как успешно овладеть ими.

Элизабет: Есть так много противоречивых взглядов на взаимоотношения, и в особенности на отношения между мужчиной и женщиной – причем любых, я не говорю только о романтических. Как вы намереваетесь или как вы распространяете и передаёте свои знания, каким образом вы распространяете и передаёте его?

Тéун: Элизабет, я всегда подхожу с такой стороны: «Давайте начнем с вас как индивидуума. Независимо от вашего пола, просто начнем с вас как индивидуума.» И я задам вам вопросы типа таких, например: «Вы счастливы?», «Чувствуете ли вы себя состоявшимся?», «Есть ли у вас отношения?», «Не имеет значения, какого типа эти отношения, но есть ли у вас отношения, на которые вы смотрите как на ХОРОШИЕ или как на ПЛОХИЕ? Если это хорошие отношения, что делает их хорошими? Если это плохие отношения, что делает их плохими?»

И начиная с такого личного и индивидуального подхода, я подвожу этого человека к пониманию, почему он или она испытывает к себе и к своим взаимоотношениям именно такие чувства. И в этом мой подход. Другими словами, начиная с индивидуального, и частного, и потом добираясь до общего целого. Начиная с человека, и потом подходя к окружению этого человека.

Элизабет: Было время, когда индивидуальное было единственным фокусом внимания, это было время «я», и также «я-поколения». Изменилось ли это? Я имею в виду, является ли это всё ещё актуальным в настоящее время? Если вы начинаете с индивидуального?

Тéун: Это БЕЗ СОМНЕНИЯ ЧРЕЗВЫЧАЙНО актуально сегодня. Я бы сказал, что там, где большая часть человечества находится сегодня, стоит вопрос, как, во-первых, быть САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ личностью, и я скоро это поясню. Но как быть САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ личностью и затем, во-вторых, как вы, как индивидуум, вписываетесь в окружающий вас мир?

Так что, я бы сказал, что индивидуальный подход, или РЕАЛИЗАЦИЯ индивидуума, ОПРЕДЕЛЁННО всё ещё является величайшей потребностью в сегодняшнем мире.

 

Часть 10 – Моё видение будущего

 

Мы, однако, УЖЕ уходим от этого. Так что осознайте, что не ВСЕ находятся в одном и том же месте. И почему я упоминаю это, так это потому, что есть также люди, начинающие в настоящее время входить в воплощение, осознанность которых в достаточной степени развилась, и они могут начинать идти дальше, чем нужды индивидуума, начать заниматься нуждами группы. И это ЧРЕЗВЫЧАЙНО важно, не потому, что те индивидуумы более важны, чем те которым нужно работать над индивидуальной реализацией – нет, это не то, о чём я говорю, т.к. правда заключается в том, что ничто и никто в этой жизни не является более или менее важным, чем кто-либо другой или что-либо другое.

Но почему я упомянул, что групповое сознание является жизненно важным – так это потому, что нужно понимать, что ЛЮБОЕ обучение всегда перекрывается. Поэтому, если мы возьмем, например, ребенка, который, допустим, на 3-ей ступени школы, или в 3-ем классе, не важно. Этот ребенок закончит свой класс с определенным уровнем компетенции, и перейдет в следующий класс, или к более высоким стандартам. Но он ещё не всему научился, что ему было нужно на 3-ей ступени, поэтому в первой части года на 4-ой ступени, и хотя его уже познакомили с новым знанием, ему приходится повторять, обобщать и заполнять пробелы, которые он не смог на 3-ей ступени. Поэтому я говорю, что обучение всегда перекрывается. Так, вы можете оказаться в 4-м классе, но сперва вы заняты изучением того, что не выучили в 3-м классе. И похожим образом, ко времени, когда вы доходите до второй половины 4-го класса, вы уже заняты своей подготовкой к 5-му классу. Это то, как работает жизнь. Вы не заканчиваете одно, и потом переходите к следующему – в процессе обучения всегда есть наложение.

Поэтому, ХОТЯ наиболее острая нужда в мире сегодня – это индивидуум, или реализация индивидуума, так уже есть индивидуумы, в действительности подготовленные теми, кто начинает следить за благополучием группы. Потому что индивидуум ВСЁ ЕЩЁ должен увидеть, как он вписывается в окружающий его мир. И нет на самом деле лучшего способа сделать это, чем посредством группы. Но он не смог бы делать этого, если бы не было тех, кто уже занят укреплением благополучия группы.

Иначе не было бы группы, где он смог бы завершить своё обучение и свой жизненный опыт. Поэтому всегда происходит такое наложение.

Поэтому возвращаясь к тому, чтобы ответить на ваш вопрос в нескольких словах – да, величайшая потребность сегодня всё ещё в том, чтобы индивидуум мог полностью реализовать себя, и в том, как он или она тогда впишутся в общее целое, которое мы называем группой.

Но одновременно с этим, есть уже также те, кто занят укреплением благополучия группы, и потому не фокусируются столь сильно на своём индивидуальном росте, а скорее на своём росте как индивидуума ПОСРЕДСТВОМ группы.

Элизабет: Поэтому ли вы упоминаете в своих книгах, что «мы все разные, но равные» – в том, что для некоторых людей самореализация – это возможно то, что предназначалось для них в этой жизни; в то время как кто-то может быть чуть дальше на пути, и, следовательно, они должны вести людей, которые идут за ними? То есть знание разное. Это ли, что вы подразумеваете под «мы все разные, но равные»?

Тéун: Верно.

Конечно, не только в этом смысле я говорю, что «мы все разные, но равные». Я также подразумеваю это в отношении полов – мужского и женского.

Мужчины и женщины не одинаковы – они разные, но они равны.

Элизабет: Поэтому ли наши отношения становятся настолько запутанными? Потому что некоторые более равны, чем другие?

Тéун: [дружный смех!] Да, да! И потом конечно есть также те, кто настолько отчаянно пытаются сделать всех ОДИНАКОВЫМИ, что сегодня все жутко запутались, кем они должны быть – мужчиной или женщиной, или же просто «этим»! [смеётся]

Элизабет: Не является ли это также частью большего вызова для человечества, связанного с проблемой полов?

Тéун: Да, действительно. Неразбериха, окружающая проблему полов, стала огромной. И, конечно, здесь есть два главных фактора, отвечающих за это. Во-первых, у нас есть мужской шовинизм прошлого, когда женщины находились в ПОДЧИНЕННОМ состоянии и по-сути были людьми ВТОРОГО СОРТА. Разумеется, это вовсе не помогало. И потом была ОТВЕТНАЯ РЕАКЦИЯ, и то, что тогда называлось как «движение за освобождение женщин», когда женщины становились решительны в том, что они могут делать ВСЁ, что делают мужчины, ЛУЧШЕ. И определенно, это также не помогло.

Потом мы, в конце концов, прибыли к тому ПЛАЧЕВНОМУ ПЕРЕМИРИЮ, что имеет место сегодня, где люди отчаянно пытаются уничтожить любой смысл, связанный с полом. Поэтому сейчас мужчины должны быть как женщины, а женщины как мужчины. И больше уже никто не знает кто Артур, а кто Марта!

Элизабет: В вашей роли привнесения света в ситуации такого рода – во взаимоотношения, есть ли у вас мечта, или видение для мира, в котором мы на данный момент живем?

Тéун: Спрашиваете ли вы конкретно о проблеме пола?

Элизабет: Я говорю… Я чувствую, что проблема пола влияет на всё остальное, мужчины мы или женщины. Но мне кажется, что частично мир в таком беспорядке на данный момент из-за того, что никто не знает – кто Артур, а кто Марта.

Тéун: Да, верно.

Элизабет: И если начать с вашего… Есть ли у вас более широкое представление на этот счет – а потом мы могли бы рассмотреть это более пристально в отношении пола?

Тéун: Элизабет, для меня… Это очень трудно донести в интервью такого рода, потому что я должен коснуться предметов, которые на самом деле ОГРОМНЫ, и если не объяснять эти предметы во всей их полноте, то мои слова, что я собираюсь сейчас использовать, могут с легкостью быть неправильно истолкованы, и они могут нанести большое оскорбление людям, которые возможно будут слушать это интервью. Просто потому, что эти люди не будут знать, из чего в действительности я исхожу.

Но даже при таком риске, я всё же попробую ответить на ваш вопрос.

Чтобы выразить это очень просто, скажем, что мужское представляет Дух. Дух всех нас, как мужчин, так и женщин. В то же время, женское представляет наше, если хотите, Социальное Существо – другими словами, существо, которое находится в воплощении, которое должно проживать жизнь на физическом плане. Это всё с чисто технической перспективы.

Итак, у нас есть мужское, которое представляет пребывающий Дух, и женское, представляющее существо на физическом плане. И конечно, что делает нас целыми, что порождает целостность себя, это, опять же, взаимоотношения между пребывающим духом и воплощённым существом на физическом плане, между мужским и женским, если говорить просто. Поэтому при обучении я делаю акцент на том, чтобы помочь людям понять, что на самом деле означает быть мужчиной и что означает быть женщиной. И затем, чтобы сделать ситуацию ещё немного сложнее, если она и так уже недостаточно сложна, у нас также есть то, что называется «фактор относительности осознанности», т.к. в действительности, все мы, независимо от нашего пола, идем по жизни постоянно флуктуируя в зависимости от текущих нужд – между относительной мужской и относительной женской ролями.

Пример, который я могу привести: во многих областях бизнеса сегодня есть женщины, действительно РУКОВОДЯЩИЕ коллегами мужчинами. Как бы то ни было, в соответствии с фактор относительности осознанности, такая женщина-руководитель находится в мужской роли по отношению к её коллегам мужчинам. Это то, что мы имеем ввиду под фактор относительности осознанности. И встречается это очень часто.

Другой пример, который могу привести, – это пример матери и ребенка. Мать, хоть она и является женщиной, – ОТНОСИТЕЛЬНО своего жизненного опыта, и относительно своего знания жизни, находится в мужской роли относительно своих детей. Это то, что мы имеем в виду под фактор относительности осознанности.

Я с большой осторожностью отношусь к тому, как я передаю человечеству с помощью учения чёткое определение, что является мужской ролью и что является женской, а также то, что фактор относительности осознанности – ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ОЗНАЧАЕТ, и как мы можем работать с ним РАЗУМНЫМ образом.

Поэтому, когда вы спрашиваете, каково мое БОЛЕЕ ШИРОКОЕ видение, моё более широкое видение состоит в том, чтобы подвести мужчин и женщин к гораздо более глубокому пониманию тех ролей, что истинны для их полов.

 

Часть 11

 

Так, вместо того, чтобы людей или, например, женщину, чувствующую, что она должна быть одной из тех «свободомыслящих женщин» и делать всё лучше, чем любой мужчина, – вместо этого, подвести её к осознанию того, что значит быть женщиной в истинном смысле. Именно в истинном смысле. Не в ТОМ СМЫСЛЕ, который соответствует социальной обусловленности, а в ИСТИННОМ. И я делаю тоже самое по отношению к мужчинам, с которыми я работаю. И также передаю это в книгах.

Поэтому, да – это является моим более широким видением проблемы пола: сделать и мужчин, и женщин ВОИСТИНУ СОЗНАТЕЛЬНЫМИ в том, что означает их пол, и как посредством исполнения своих ролей в жизни они могут жить в ИСТИННОМ соответствии со своим полом.

Элизабет: Вы говорите, что на данный момент мужчины и женщины находятся в какого-то рода ПЕРЕМИРИИ. Чувствуете ли вы, что в некотором смысле это несбыточная мечта? Думаете ли вы что это то, к чему мы можем стремиться в течение вашей жизни?

Тéун: Просто чтобы прояснить – говорите ли вы о ПЕРЕМИРИИ как о несбыточной мечте, или о моем видении? [дружный смех!]

Элизабет: Я думаю, что перемирие – это уже реальность! [дружный смех]

Тéун: Хорошо, в таком случае вы говорите о моём более широком видении.

Для меня совершенно не важно, правда ли мы достигнем его, или, другими словами, совершенно не важно, достигнем ли мы цели на протяжении этой жизни. Потому что с моего ракурса то, что является гораздо более важным, чем цель, – это путешествие, которое мы предпринимаем для того, чтобы добиться этой цели, или же достичь этой цели. Поэтому совсем не обязательно, что я вижу достижение этой цели в течение моей жизни, но я вижу хотя бы НАЧАЛО этого путешествия.

Элизабет: Для вас лично, в контексте вашей мечты, что доставило бы наибольшую радость вашему сердцу? Какова ваша мечта, для вас самого?

Тéун: То, что приносит радость моему сердцу, – это видеть, как люди предпринимают необходимые шаги для начала путешествия. А также радость, которую они находят на своём пути. И когда я говорю радость, я имею в виду подлинную, продолжительную радость, а не просто мгновенное счастье, которое сегодня есть, а завтра уже ушло.

Элизабет: Кажется, что в течение своей жизни вы должны сыграть огромную роль в жизни человечества. Что… Если у вас возникает свободное время, то чем вы в самом деле занимаетесь?

Тéун: Елизабет, у меня никогда НЕ БЫВАЕТ свободного времени! [смеётся]

Элизабет: Это должен был быть вопрос на засыпку! [дружный смех]

Тéун: У меня всегда есть мечты о том, чем я хотел бы заниматься в свободное время, за исключением того, что у меня никогда его нет.

Элизабет: Чувствуете ли вы, что вы будете продолжать что-то писать, ещё какие-то книги?

Тéун: Да, буду. Я чувствую, что у меня есть огромная потребность в том, чтобы написать книгу о смысле и техниках древнего искусства нумерологии. Потому что это искусство почти безнадежно потеряно в сегодняшнем мире. Поэтому я чувствую, что должен написать книгу, раскрывающую секреты ИСТИННОЙ нумерологии. И с ней конечно также связано понимание того, что сегодня известно как Таро.

Так что я ещё пишу эту книгу – когда смогу создать время! [смеётся]

Элизабет: Сможете ли вы найти время для написания автобиографии на каком-то этапе, и если да, как бы назвали ее – в менее серьёзном тоне?

Тéун: Я думаю, что предпочел бы, чтобы кто-то НАПИСАЛ биографию. Видите ли, я на самом деле застенчивый человек, поэтому не вижу себя пишущим автобиографию. [хихикает]

Элизабет: Скажете тоже!

Тéун, очевидно, что вы обладаете огромным знанием, которого мы пока ещё даже не коснулись. Не могли бы вы провести с нами новую серию интервью – о сегодняшних мировых проблемах, и более глубоких проблемах, с которыми сталкиваются люди?

Тéун: Элизабет, это было бы как удовольствием, так и честью для меня.

Элизабет: Спасибо, что уделили время, и спасибо вам большое.

Тéун: Спасибо, Элизабет, спасибо.

 

 

Май 2009 года Словакия

Оригинал

 

Над переводом и субтитрами работали:

Части 1-6 – перевод Иллара (фамилия неизвестна), редактировали Максим и Елена Свиридовы, субтитры Дмитрий Безгодов 2009-2010г.

Части 7-11 – перевод Анастасия Галанина при участии Александра и Екатерины Князевых, субтитры Александр и Екатерина Князевы 2017г.

Полная вычитка перевода и правки Дмитрий Горбунов, проверка Максим Свиридов, создание субтитров заново по профессиональным правилам Дмитрий Горбунов, 2018г.

Проверка, небольшая корректировка и загрузка на YouTube Милен Иванов, 2019г.

Комментарии

К данной статье еще нет комментариев. Оставьте комментарий первым.

Оставить комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

 

вверх | на главную